Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

мои книги, новеллы, рассказы

Немного о себе (верхний пост)

Сергей Эдуардович Цветков. Пишу книги. А здесь — разное, что под одной обложкой не соберешь.

Collapse )

На территории моего блога действуют общепринятые нормы литературного русского языка и культуры общения. Матерщина и личные оскорбления кого бы то ни было пресекаются без предупреждения. Комментарии, не имеющие содержательной ценности, удаляются.

Мои книги и статьи:
Collapse )

Мои книги в Директ-Медиа
Collapse )

Заходите на мой авторский сайт "Забытые истории"
Collapse )

Читаю лекции
Collapse )

Способы связи указаны в профиле.

Я зарабатываю на жизнь литературным трудом, частью которого является этот журнал.
Звякнуть копеечкой в знак одобрения и поддержки можно через
Сбербанк
4274 3200 2087 4403

Спасибо всем тем, кто уже оказал поддержку!
Приятного чтения!
promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 189
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Дракон, пожирающий змей

Об этом человеке Ницше писал (в «По ту сторону добра и зла»): «Мы совершенно не понимаем хищного животного и хищного человека (например, Чезаре Борджа), мы не понимаем „природы“, пока еще ищем в основе этих здоровейших из всех тропических чудовищ и растений какой то „болезненности“ или даже врожденного им „ада“, как до сих пор делали все моралисты».

Изумление современников Ницше, отказывавшихся видеть за соблазнительной фигурой пророка вечного возвращения столь чудовищный оригинал, легко понять. Если бы в истории, как и на Небесах, существовал свой ад, Чезаре Борджа, герцог Валентинуа, заслуживал бы там особого места. 

Collapse )

Пиры Лукулла, или Когда богатство впрок

«В жизнеописании Лукулла, — пишет Плутарх, — словно в древней комедии, поначалу приходится читать о государственных и военных делах, а к концу — о попойках и пирушках, чуть ли не о пьяных шествиях с песнями и факелами и вообще о всяческих забавах». 

Collapse )

Все принять или все разрушить?

В первой трети XIX века немецкая философская мысль, представленная могучими умами и оригинальными теориями мироустройства, пересилила французское влияние и крепко овладела сознанием русского образованного общества, мятущегося между жаждой мученичества, тягой к справедливости и сознанием собственного бессилия. Это было время «когда слово «философия» имело в себе что-то магическое», вспоминал впоследствии Ив. Киреевский. Философская рефлексия становится неодолимой страстью. «О эти муки и боли души, — как они были отравительно сладки! О, эти бессонные ночи, — ночи умственных беснований вплоть до рассвета и звона заутрени!» (Ап. Григорьев).

Так, в мистико-оргиастическом угаре, рождалось русское любомудрие.

Collapse )

А что, старик, философы в вашем городе есть?

Авторы крыловских некрологов преступили рамки если не приличия, то здравомыслия, и под их пером покойный уже начал отбрасывать тень за Урал в качестве великого русского патриота и — о боги! — мыслителя и, мать их в душу, философа. Кому ведь и Хома Брут философ. Как же не быть философом выпускнику философского факультета МГУ!

Collapse )