Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

мои книги, новеллы, рассказы

Немного о себе (верхний пост)

Сергей Эдуардович Цветков. Пишу книги. А здесь — разное, что под одной обложкой не соберешь.

Collapse )

На территории моего блога действуют общепринятые нормы литературного русского языка и культуры общения. Матерщина и личные оскорбления кого бы то ни было пресекаются без предупреждения. Комментарии, не имеющие содержательной ценности, удаляются.

Мои книги и статьи:
Collapse )

Мои книги в Директ-Медиа
Collapse )

Заходите на мой авторский сайт "Забытые истории"
Collapse )

Читаю лекции
Collapse )

Способы связи указаны в профиле.

Я зарабатываю на жизнь литературным трудом, частью которого является этот журнал.
Звякнуть копеечкой в знак одобрения и поддержки можно через
Сбербанк
4274 3200 2087 4403

Спасибо всем тем, кто уже оказал поддержку!
Приятного чтения!
promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 186
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Карл Густав Юнг: «От демонов пока не избавиться»

Это уникальное и почти неизвестное интервью Карла Густава Юнга, знаменитого психиатра и основателя аналитической психологии, было опубликовано 11 мая 1945 года в швейцарской газете Die Weltwoch, через четыре дня после капитуляции немецкой армии в Реймсе.

Фрагмент:

К. Г. Юнг: -- Сегодня немцы подобны пьяному человеку, который пробуждается наутро с похмелья. Они не знают, что они делали, и не хотят знать. Существует лишь одно чувство безграничного несчастья. Они предпримут судорожные усилия оправдаться перед лицом обвинений и ненависти окружающего мира, но это будет неверный путь. Искупление, как я уже указывал, лежит только в полном признании своей вины. «Меа culpa, mea maxima culpa!» //«Моя вина, моя величайшая вина» (лат.).

В искреннем раскаянии обретают божественное милосердие. Это не только религиозная, но и психологическая истина. Американский курс лечения, заключающийся в том, чтобы провести гражданское население через концентрационные лагеря, чтобы показать все ужасы, совершенные там, является поэтому совершенно правильным. Однако невозможно достичь цели только моральным поучением, раскаяние должно родиться внутри самих немцев. Возможно, что катастрофа выявит позитивные силы, что из этой погруженности в себя возродятся пророки, столь характерные для этих странных людей, как и демоны. Кто пал так низко, имеет глубину. По всей вероятности, католическая церковь соберет богатый улов душ, поскольку протестантская церковь переживает сегодня раскол. Есть известия, что всеобщее несчастье пробудило религиозную жизнь в Германии; целые общины преклоняют по вечерам колени, умоляя Господа спасти от антихриста.

Collapse )

Рано или поздно этот иск должен был появиться

В одной из своих ранних работ («Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм») Фридрих Ницше  пересказывает древнегреческую легенду о царе Мидасе, преследовавшем мудрого сатира Силена, спутника бога Диониса. Когда Силен наконец попадает в руки царю, тот спрашивает его, что «для человека наилучшее». «Наилучшее для тебя вполне недостижимо, — отвечает Силен, — не родиться, не быть вовсе, быть ничем».

В минувшем месяце в интервью Би-би-си Рафаэл Сэмюэл (Raphael Samuel), 27-летний молодой человек из Мумбаи, сослался на аналогичный аргумент. Сэмюэл собирается подать в суд на своих родителей за то, что они привели его в мир страданий без его согласия. «К чему мне все эти мучения? Пробки на дорогах? Войны? Почему я должен работать? Почему должен испытывать боль или депрессию? Зачем мне делать то, чего я не хочу? Много вопросов. Один ответ, — написал Сэмюэл на своей странице в Фейсбуке. — Кто-то дал вам жизнь ради собственного „удовольствия"».

Collapse )

Неуважение к власти: ничего не изменилось?

Герцен в «Былом и думах» (глава XXXV «Медовый месяц республики») рассказывает о том, как в 1848 году он плыл на почтовом пароходе через Ла-Манш в компании одного старого француза-роялиста. Завязалась беседа. Вскоре разговор принял характер политического спора, и Герцен, распалясь, начал высказывать «красные» мысли.

— Это презамечательная вещь — сказал седой старик. — Вы не первый русский, которого я встречаю с таким образом мыслей. Вы, русские, или совершеннейшие рабы царские, или — passez-moi le mot ( простите за выражение) — анархисты. А из этого следствие то, что вы еще долго не будете свободными.

Старик этот был герцог де Ноаль, родственник Бурбонов.

В другом месте «Былого и дум» (уже не помню точно главу) Герцен передает еще одно мнение иностранца о русских:
Collapse )
Россия, русские

К истории русского пессимизма

Русский пессимизм – весьма распространенное умонастроение, которому уже не одна сотня лет. Вероятно, лучше всего оно может быть выражено словами графа Аракчеева, сказанными в одном из его писем: «Все хорошее в свете не может быть без дурного, и всегда более худого, чем хорошего». Я и сам когда-то поддакнул ему, написав: «В России сбываются только худшие предсказания». Да и кто из нас без греха? Даже настроенный на позитив соотечественник скажет вам, что он не оптимист, но старается быть оптимистом – есть разница, верно? Для поддержания личного оптимистического тонуса в нашей стране нужны несокрушимая воля и незаурядные душевные силы.

Живучесть этого мировоззрения (разумею национальный пессимизм) делает необходимым его изучение во всех проявлениях – бытовых, умственных, в сфере общественной и в области индивидуального сознания. Короче, это явление надобно повертеть и рассмотреть со всех сторон. Коснусь пока только одной из них.

Начну с цитаты, которая, собственно, и натолкнула меня на эту мысль. Это – отрывок из «Скучной истории» Чехова (если кто забыл, речь ведется от лица старого профессора, знаменитого врача, который рассказывает о своей повседневной жизни):

«В без четверти десять нужно идти к моим милым мальчикам читать лекцию. Одеваюсь и иду по дороге, которая знакома мне уже 30 лет и имеет для меня свою историю. Вот большой серый дом с аптекой; тут когда-то стоял маленький домик, а в нем была портерная… А вот мрачные, давно не ремонтированные университетские ворота; скучающий дворник в тулупе, метла, кучи снега... На свежего мальчика, приехавшего из провинции и воображающего, что храм науки в самом деле храм, такие ворота не могут произвести здорового впечатления. Вообще ветхость университетских построек, мрачность коридоров, копоть стен, недостаток света, унылый вид ступеней, вешалок и скамей в истории русского пессимизма занимают одно из первых мест на ряду причин предрасполагающих...»

Collapse )
Россия, русские

Вкусное дело

"Но дела у нас, русских, нет, — решил Райский, — а есть мираж дела. А если и бывает, то в сфере рабочего человека, в приспособлении к делу грубой силы или грубого уменья, следовательно дело рук, плечей, спины: и то дело вяжется плохо, плетется кое-как; поэтому рабочий люд, как рабочий скот, делает всё из-под палки и норовит только отбыть свою работу, чтобы скорее дорваться до животного покоя. Никто не чувствует себя человеком за этим делом, и никто не вкладывает в свой труд человеческого, сознательного уменья, а всё везет свой воз, как лошадь, отмахиваясь хвостом от какого-нибудь кнута. И если кнут перестал свистать, перестала и сила двигаться и ложится там, где остановился кнут... А не в рабочей сфере повыше, где у нас дело, которое бы каждый делал, так сказать, облизываясь от удовольствия, как будто бы ел любимое блюдо? А ведь только за таким делом и не бывает скуки! От этого все у нас ищут одних удовольствий, и всё вне дела".
Гончаров. "Обрыв".

Collapse )