Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

мои книги, новеллы, рассказы

Немного о себе (верхний пост)

Сергей Эдуардович Цветков. Пишу книги. А здесь — разное, что под одной обложкой не соберешь.

Collapse )

На территории моего блога действуют общепринятые нормы литературного русского языка и культуры общения. Матерщина и личные оскорбления кого бы то ни было пресекаются без предупреждения. Комментарии, не имеющие содержательной ценности, удаляются.

Мои книги и статьи:
Collapse )

Мои книги в Директ-Медиа
Collapse )

Заходите на мой авторский сайт "Забытые истории"
Collapse )

Читаю лекции
Collapse )

Способы связи указаны в профиле.

Я зарабатываю на жизнь литературным трудом, частью которого является этот журнал.
Звякнуть копеечкой в знак одобрения и поддержки можно через
Сбербанк
4274 3200 2087 4403

Спасибо всем тем, кто уже оказал поддержку!
Приятного чтения!
promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 178
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Филологам на заметку, особенно норманнистам

«Этимология — это всегда гипотеза. Именно поэтому существует такое количество гипотез относительно происхождения названий Москва, Волга, Крым и др. Все они строятся на зыбкой почве предположений, на основе звуковых совпадений основ этих топонимов с основами известных апеллятивов. Мы считаем, что исследователь имеет право лишь обращать внимание на это созвучие, но не может настаивать на том, что предложенная этимология абсолютна и единственна».
(Суперанская, А. В., Сталтмане, В. Э., Подольская, Н. В., Султанов, А. Х. Теория и методика ономастических исследований. М.: Издательство ЛКИ, 2007. С. 78)

Collapse )
Россия, русские

Брак — от слова "брать"

«Хорошее дело браком не назовут», — так, когда в шутку, а когда и всерьёз говорят о семейных узах. А в самом деле, задумывались вы когда-нибудь, почему супружество и изъян называются одним словом?

В русском и в других современных славянских языках сейчас уже трудно уловить происхождение слова «брак» в значении «семейный союз мужчины и женщины». А между тем, согласно научным исследованиям, этимология здесь вот какая.

Исходная форма этого слова — праславянское «борк», т.е. «беру» (подобно паре «знаю — знак»), отсюда же «браться» — «вступать в брак». Связь слова «брак» с глаголом «брать» прослеживается и в украинском языке: «побралися», т.е. женились. Замечу еще, что глагол «брати» (первоначально имевший значение «нести») в применении к женитьбе означал «схватить», «похитить». Дело в том, что основу брака у древних славян составляло похищение девушки из другого рода или племени. «Повесть временных лет» говорит, что славяне «умыкали» своих будущих жен, т.е. похищали их.

Таким образом, подытожим, что славянское слово брак является суффиксальным производным от глаголов «брати», «брать», то есть муж берёт к себе в дом жену.

Collapse )
Россия, русские

Проклятие труда

Столетия социальной дрессировки привели к тому, что слово «труд» стало для нас синонимом любых целенаправленных усилий. Нам вбили в голову, что труд облагораживает человека, что он делает наше существование осмысленным. Утверждается даже, что труд создал из нас разумных существ. Короче говоря, этот термин полностью замел свои малопочтенные этимологические следы.

А ведь когда-то люди прекрасно сознавали связь между трудом и социальным принуждением. В большинстве европейских языков термин «труд» первоначально относился только к деятельности несамостоятельных людей, крепостных или рабов. В германских языках это слово означало тяжелую работу осиротевших и обращенных в крепостную зависимость детей. В латыни «лабораре» значило «качаться под тяжестью груза» и в широком смысле имело в виду мучения и непосильный труд раба. Французский эквивалент слову труд — «травай», как и испанское «трабахо» происходят от латинского «трипалиум» — так называлось ярмо, которое использовалось для пыток и наказаний рабов и других несвободных. Воспоминание об этом еще звучит в выражении «ярмо труда».



Collapse )
Россия, русские

Многоликая пошлость

В русском языке найдется немного слов, которые бы на протяжении веков столько раз меняли свой смысл, как слово «пошлость».
Если вы откроете словарь Даля, то обнаружите неожиданную вещь: там «пошлость» находится под словом «пошлина».

Действительно, оба эти слова производны от глагола пойти. В древнерусском языке пошлина — это старинный обычай, буквально — «что пошло есть», то есть повелось искони. Пошлый же означало «старинный, исстари ведущийся», «прежний, обычный».

Однако в петровскую эпоху слово «пошлость» приобрело отрицательный оттенок и, как следствие, новое значение. Если в Московской Руси пошлое (то, что пошло, повелось) воспринималось как освященное традицией и потому безупречное, то теперь пошлое — это отжившее, безнадежно устаревшее. Например, «пошлые познания» — познания, отставшие от жизни.

Спустя столетие значение слова совершило новый виток в своем развитии: в XIX веке пошлый — это «обыкновенный, заурядный, тривиальный, банальный». Тогда же образовалось существительное «пошлость» и целое семейство производных: пошляк, пошлятина, испошлиться, опошлиться. Во второй половине этого столетия в недрах слова забрезжил новый оттенок: пошлость — не просто банальность, а банальность совершенно «избитая», «затертая до дыр»; пошлый — не просто общеизвестный, а набивший оскомину. «Нет такой идеи, такого факта, которого бы нельзя было опошлить и представить в смешном виде»,— писал Достоевский. В романо-германских языках этому значению «пошлости» соответствует слово «вульгарный», в смысле «простонародный», то есть то, что противостоит аристократическому, благородному, высокому.

К началу ХХ столетия значение «безвкусный, избитый, тривиальный» становится уже второстепенным, а основным — «низкопробный в духовном отношении, чуждый высших интересов и запросов». Позднее Владимир Набоков в лекции «Пошляки и пошлость» напишет: «У русских есть, вернее, было специальное название для самодовольного величественного мещанства — пошлость. Пошлость — это не только явная, неприкрытая бездарность, но главным образом ложная, поддельная значительность, поддельная красота, поддельный ум, поддельная привлекательность». Классические примеры этой пошлости: цветочки на обоях, ангелочки или амурчики на открытках… Кстати, именно в этом значении русская «пошлость» непереводима на другие языки. Кажется, с подачи Набокова на Западе так и пишут — poshlost.

К нашему времени ситуация опять изменилась: сегодня пошлость — это нечто непристойное, сальность, скабрезность. Однако для того, чтобы понимать наших классиков, нужно помнить и прежние значения этого слова: «банальность» и «бездуховность».

Collapse )