Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Рисунки В. Яна к его произведениям

Автор всем известных исторических романов В. Ян был еще и интересным художником. Изучение его многочисленных рисунков показывает, что он нередко шел от зрительного образа к словесному. В его акварельной графике чувствуется билибинский стиль и знакомство с творчеством Николая Рериха.

Это рисунки его "скифского цикла".

Пьяные скифы
Пьяные скифы

Collapse )
Buy for 60 tokens
Это современная история кровавой мести – трагедия, каких быть не должно. Однако это случилось и молчать об этом опасно и даже преступно. Фото: архив Резы Дегати Цель моего поста не сеять межнациональную рознь, скорее наоборот, мы должны знать правду, о тех событиях, чтобы они больше…

Величайшая музыкальная мистификация ХХ века

Композитор и скрипач Михаил Эммануилович Гольдштейн, принося свои произведения в филармонии и проч. музыкальные организации, часто слышал: «Вы талантливый человек, но эти сочинения никуда не пойдут, потому что…». Потому что в то время началась кампания по борьбе с безродными космополитами и поиски собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов, то бишь Моцартов и Бетховенов.

И тогда Гольдштейн рассудил: если стране нужны композиторы народного направления, то она его получит!

Так появилась Симфония №21 Николая Овсянико-Куликовского. Имя и биографию автору Гольдштейн придумал сам: помещик, просвещенный любитель музыки, некогда подаривший Одесскому оперному театру свой крепостной оркестр (это был единственный исторический факт). Партитура, по легенде, была найдена в архиве оперного театра. Исаак Дунаевский, приятель Гольдштейна, подарил четвертой части симфонии тему своей песни "Ой, цветет калина".

Скоро симфонию играли уже в Москве, она стала самым исполняемым произведением 1950-х годов, музыковеды и партийные кураторы по линии культуры были в восторге! Овсянико-Куликовского называли чуть ли не "украинским Моцартом".

По настоятельным требованиям музыковеда Валериана Довженко, опубликовавшего об Овсянико-Куликовском статью и намеревавшегося писать книгу, Гольдштейн даже придумал композитору чуть более подробную биографию — в частности, годы жизни (1768—1846). Статья об Овсянико-Куликовском была включена во второе издание Большой советской энциклопедии.

Collapse )

Развлекай и властвуй

«Там, где хотят иметь рабов, надо как можно больше сочинять музыки».
Так полагал, по словам Толстого, один немецкий князь. «Это — верная мысль, верное наблюдение,— добавлял Лев Николаевич, — музыка притупляет ум» (см. М. Горький "Лев Толстой").

Collapse )

Об одной "дурацкой фразе"

1 канал. Начало трансляции. Девушка-репортер: "Главное, чтобы никто не повторял дурацкую фразу "Можем повторить!".

А истоки-то вот где:

Пусть враги запомнят это:
Не грозим, а говорим.
Мы прошли с тобой полсвета.
Если надо - повторим.


Collapse )

Гумилев и Бетховен, или Беседы о музыке

Поэт Николай Степанович Гумилев был полнейшим профаном в музыке: не любил, не знал и не понимал ее. Однако он настойчиво утверждал, что о музыке можно говорить все, что угодно: не понимает ее будто бы никто.

В редакции «Всемирной литературы» он как-то увидел ученейшего, авторитетнейшего музыковеда Николая Александровича Бруни и сказал приятелям:
— Сейчас я с ним заведу разговор о музыке, а вы слушайте! Только вот о чем? О Бетховене? Что там Бетховен написал? Ах, да, «Девятая симфония», знаю…



Collapse )

Космический вальс

Какое музыкальное произведение первым услышало в космосе человеческое ухо?
Об этом сохранилось свидетельство самого Гагарина.


В 1909 году во Владивостоке служил 25-летний военный капельмейстер Макс Авелевич Кюсс, выходец из бедной еврейской семьи. Однажды на балу в Офицерском собрании он исполнил вальс собственного сочинения «Амурские волны», посвященный Вере Яковлевне Кириленко — жене полковника Генерального штаба, в которую Кюсс был влюблён. Его чувства остались неразделенными, тем не менее он преподнес предмету своей страсти роскошный музыкальный подарок.

Романтическая мелодия «Амурских волн» быстро приобрела известность. А Кюсс продолжал пробовать свои силы как профессиональный композитор. За свою жизнь он написал более 300 музыкальных произведений. Его полковой марш был удостоен высочайшей награды со стороны вдовствующей императрицы Марии Федоровны (вдовы императора Александра III), которая наградила Кюсса именными золотыми часами.

Collapse )

Суворов-помещик и его крепостные

Суворов был помещик рачительный, в отца. Имения его были оброчные и приносили в полтора раза меньше дохода, чем при барщине, но зато при оброчной системе Суворову не нужно было постоянно жить в деревне. Оброк суворовских крестьян был необременительный — от 3 до 6 рублей (у многих других помещиков он доходил до 10–20 рублей), натуральные же повинности большие.

Суворов любил вникать во все подробности быта крестьян, подобно тому как в армии не упускал ни одну мелочь солдатской жизни. Конечно, Суворов был барин и заботу о крестьянах осуществлял по-барски: его беспокоило прежде всего благосостояние поместья, а не нужды мужика. Но та доля человечности, которую допускали тогдашние представления о взаимоотношениях помещиков и «рабов», была неизменно присуща всем его распоряжениям.


Суворовское имение Ундол под Владимиром

Collapse )

Музыка, революция и кредиторы в судьбе Рихарда Вагнера

Громкая слава пришла к Рихарду Вагнеру далеко не сразу. Бедный молодой музыкант работал дирижером сначала у себя на родине, потом искал счастья в Риге, Париже и Дрездене. Но где бы он ни был, его музыкальные сочинения по-прежнему хранились в портфеле, никому не нужные. Богатые заказчики и простые обыватели требовали от музыкантов изящества, легкости, веселости, а трубные гласы вагнеровской музыки смущали их слух, привыкший к нежным напевам скрипок.

Платили Рихарду Вагнеру так мало, что ему с женой нередко приходилось убегать от разъяренных кредиторов. Так, в 1839 году чета Вагнеров, спасаясь от долгов, тайно покинула Ригу, нелегально, по тропинкам контрабандистов, пересекла границу России и Пруссии и уплыла во Францию.

Вагнер пытался анализировать свои творческие неудачи: «Очевидно, моя музыка таит в себе угрозу революции. Она, как и любая революция, или навсегда покоряет, или сразу же отталкивает». Дружба с русским революционером-анархистом Михаилом Бакуниным, скрывавшимся в Германии от царской тюрьмы, укрепила музыканта в мысли, что грядет «мировой пожар». И когда в 1848 году в Германии, как и повсюду в Европе, вспыхнула революция, Вагнер оказался с ружьем в руках на дрезденских баррикадах. Он искренне верил, что мировой пожар откроет перед ним новые возможности и дарует признание. Обновленной Европе потребуется новая музыка для новых людей, способных понять трагедию свободного духа и услышать «полет Валькирий» над обреченным миром буржуазной пошлости.

Collapse )