Сергей Эдуардович Цветков (sergeytsvetkov) wrote,
Сергей Эдуардович Цветков
sergeytsvetkov

Categories:

Об уважении к врагу

Один из самых ярких примеров уважительного отношения к врагу содержат исландские саги. Недаром Саксон Грамматик (ок. 1140 - ок. 1216) в своих «Gesta Danorum» («Деяниях данов») заметил: «Для жителей Туле (Исландии) — истинное наслаждение изучать и записывать историю всех народов, и не менее славным почитают они возглашать о чужих совершенствах, нежели о своих собственных».

История, о которой я хочу рассказать, случилась в 1066 году, в Англии. Мы знаем о ней благодаря ученому исландцу Снорри Стурлусону (1178–1241), автору различных сочинений исторического характера, в том числе обширного свода саг «Круг земной» о норвежских правителях.

В «Саге о Харальде Суровом (Хардраде)», сыне Сигурда, он много места уделил описанию последнего похождения этого конунга, известного своими подвигами в Византии, Италии и Африке; побывал он и на Руси, на службе у «конунга Ярицлейва» (князя Ярослава Мудрого), который позже выдал за него свою дочь Елизавету (подробнее об этом я писал тут).

В 1066 году норвежскому правителю было около 50 лет. В это время Тости, опальный брат последнего саксонского короля Англии Гаральда, сына Гудвина, жаждавший получить английский престол, заручился поддержкой Харальда Сурового. Пятнадцатитысячное норвежское войско высадилось на восточном побережье Англии и, соединившись с людьми Тости, 20 сентября разгромило передовые отряды англосаксов. Победители расположились лагерем у Стэмфордбриджа и завели с жителями Йорка переговоры о сдаче. Но в тот же день, к вечеру, с юга в город вошло большое англосаксонское войско Гаральда Гудвинсона.

На следующий день противники изготовились к битве. День был погожий, солнце пригревало.

Неожиданно, пишет Снорри, из рядов англосаксонского войска выехали двадцать всадников в стальных доспехах, на лошадях, закованных в броню, и приблизились к норвежскому строю.

Один из всадников крикнул:
— Здесь ли ярл Тости?
— Может статься, он и здесь, — ответил Тости.
— Если ты и вправду Тости, — сказал всадник, — я принес тебе весть, что брат твой предлагает тебе прощение и треть королевства.
— А ежели я соглашусь, что получит король Харальд, сын Сигурда? — спросил Тости.
— И его не позабудут, — ответил всадник, — дадут ему шесть футов земли английской, а потому как роста он высокого, набавят еще один.
— Коли так, — сказал Тости, — передай своему королю, что будем мы биться до самой смерти. Норвежцам не придется говорить, что Тости ярл покинул конунга Харальда сына Сигурда и перешел в войско его противников. Лучше уж все мы выберем одну судьбу — либо с честью погибнуть, либо с победою получить всю Англию.

Всадники ускакали. Харальд Суровый, находившийся все это время рядом с Тости, задумчиво спросил:
— Кто был тот рыцарь, что так складно говорил?
— Гаральд, сын Гудвина.
— Слишком поздно нам это сказали, — с сожалением произнес Харальд. — Они настолько приблизились в нашему войску, что мы могли уничтожить их.

На это Тости сказал:
— Это верно, государь. Брат мой совершил неосторожный поступок для правителя страны, и могло бы случиться так, как ты говоришь. Я понял, что он хочет предложить мне жизнь и большую власть. И я бы сделался его убийцей, если бы сказал тебе, кто он. Я предпочел бы, чтоб он был моим убийцею, нежели я — его.

Тогда конунг Харальд сказал своим людям:
— Невысокий муж, но гордо стоял в стременах.

В этих бесхитростных строках сокрыта тонкая психологическая игра. Гаральд притворяется, что не узнал брата, давая понять, что и тот должен поступить так же. Тости не предает брата, но отказывается предать и своего союзника, Гаральд же готов простить Тости, но не намерен распространять свое великодушие на Харальда Сурового — чужеземца, вторгшегося в его страну. Его хитроумный ответ великолепен: брату — треть королевства, врагу — шесть-семь футов земли (для могилы).

И — как венец всего — увековечил благородный облик англосаксонского короля и его брата исландец Снорри, в жилах которого текла кровь побежденных. Ибо еще до заката того дня норвежское войско было наголову разбито. Харальд Суровый и Тости погибли в бою.

Спустя много столетий Т.Э. Лоуренс в последних главах «Seven Pillars of Wisdom» («Семь столпов мудрости», 1921), восхищаясь мужеством немецких солдат из ближневосточного экспедиционного копуса, напишет: «...Я впервые почувствовал гордость за людей, убивающих моих братьев. Немцы были на расстоянии двух тысяч миль от дома, лишенные надежды и проводников, в ужасных условиях, способных сломить даже нервы храбрейших. И все же их подразделения держались, вместе и в строгом порядке, как броненосцы между обломками поверженных кораблей. Молча двигались они с высоко поднятыми лицами между остатками турок и арабов. При нападении на них они останавливались, занимали позицию и стреляли по приказу, не проявляя спешки, без колебаний и истерик».
И добавит: «Они были великолепны».

Я зарабатываю на жизнь литературным трудом, частью которого является этот журнал.
Звякнуть копеечкой в знак одобрения можно через
Яндекс-деньги 41001947922532
или
Сбербанк 5336 6900 4128 7345
Спасибо всем, кто уже оказал поддержку!
Приятного чтения!

Мои книги
Скачать

Александр I Александр Суворов – от победы к победе Забытые истории
Tags: размышления
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 176
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments