Сергей Эдуардович Цветков (sergeytsvetkov) wrote,
Сергей Эдуардович Цветков
sergeytsvetkov

Category:

«Потёмкинские деревни» — как родился русофобский миф

Слава «бескровного» присоединения Крыма к России принадлежит князю Григорию Потемкину. В конце 1782 года он письменно изложил свое мнение Екатерине II: «Крым положением своим разрывает наши границы… Положите ж теперь, что Крым Ваш, и что нету уже сей бородавки на носу — вот вдруг положение границ прекрасное: по Бугу турки граничат с нами непосредственно, потому и дело должны иметь с нами прямо сами, а не под именем других... Вы обязаны возвысить славу России».

Рассмотрев доводы Потемкина, Екатерина II 8 апреля 1783 г. издала манифест о присоединении Крыма, жителям которого было обещано «свято и непоколебимо за себя и преемников престола нашего содержать их в равне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную их веру».

Последний крымский хан Шагин-Гирей отрекся от престола и укрылся под защиту русской армии, а враждебно настроенная по отношению к России татарская знать бежала в Турцию. Церемония присяги крымских мурз, беев и духовных лиц на верность российской императрице, приуроченная ко дню ее восшествия на престол (28 июня), проходила на плоской вершине скалы Ак Кая под Карасубазаром. Потемкин лично принимал присягу. Торжества сопровождались угощеньями, играми, скачками и пушечным салютом.

16 июля 1783 года светлейший докладывал Екатерине II, что «вся область Крымская с охотой прибегла под державу Вашего императорского величества; города и с многими деревнями учинили уже в верности присягу».

Спустя еще восемь месяцев Турция официально признала Крым российской территорией.

В 1787 году императрица пожелала получить, так сказать, наглядный отчет о расходовании огромных средств, отпущенных светлейшему князю Потемкину для благоустройства Крыма и Новороссии — широкой полосы земель вдоль северного побережья Черного моря. 18 января она покинула Петербург в сопровождении иностранных послов и чуть ли не всего двора.



Царский поезд состоял из 14 карет и 124 саней с 40 запасными. На каждой станции его ожидали 560 лошадей. Вдоль всей дороги были сложены с небольшими промежутками гигантские костры, освещавшие путь с наступлением темноты. На Украине свита Екатерины пополнилась двумя европейскими монархами: польским королем Станиславом Понятовским, ее бывшим любовником, и австрийским императором Иосифом II (он путешествовал инкогнито, под именем «графа Фалькенштейна»).


Екатерина Вторая. Путешествие в Крым в 1787 г. Дорожный возок императрицы. С гравюры Гоппе.

Потемкин постарался на славу. По его приказу к дороге сбегались толпы нарядных крестьян, бурно приветствовавшие матушку-императрицу. А вдалеке из кареты можно было увидеть знаменитые «потёмкинские деревни», возведенные светлейшим князем на всем пути следования Екатерины.

Так родился миф — один из самых живучих в длинной череде «черных мифов» о России и ее правителях.

У мифа о «потемкинских деревнях» несколько «отцов». Сегодня мы знаем их поименно. Один из них — участник путешествия в Тавриду швед Иоанн-Альберт Эренстрем, который писал: «От природы пустые степи были распоряжениями Потемкина населены людьми, на большом расстоянии видны были деревни, но они были намалеваны на ширмах; люди же и стада пригнаны фигурировать для этого случая, чтобы дать самодержице выгодное понятие о богатстве этой страны...».

Примерно то же читаем и у секретаря саксонского посланника Георга фон Гельбига, чьи записки отражали мнение императора Иосифа II: живописные селения якобы были театральными декорациями; Екатерине несколько раз кряду показывали одно и то же стадо скота, которое перегоняли по ночам на новое место; в воинских магазинах мешки были наполнены не зерном, а песком.

Между тем нельзя считать, что «таков был общий глас». Вовсе не легковерный принц де Линь, один из блестящих остроумцев эпохи, по возвращении из Тавриды называл рассказы о декорациях нелепой басней.

Что же в действительности увидели в Новороссии и Крыму императрица и ее великолепная свита? Что им показал Потемкин?

Светлейший приготовил и преподнес великолепное по разнообразию и пышности зрелище. Разумеется, не обошлось без того прихотливого самодурства, которым славился Потемкин. Такова, например, история с пресловутой амазонской ротой. Передают, что Потемкин незадолго до путешествия, еще в бытность в Петербурге, в разговоре с царицей «выхвалял храбрость греков и даже жен их». Екатерина выразила сомнение по этому поводу, и Потемкин обещался представить доказательства в Крыму. Тотчас (дело было в марте) в Балаклавский греческий полк поскакал курьер — с предписанием «непременно устроить амазонскую роту из вооруженных женщин». Ее командиром сделали Елену Сарданову, жену ротного капитана; «сто дам собрались под ее начальство».

Балаклавским амазонкам придумали маскарадный наряд: «юпки из малинового бархата, обшитые золотым галуном и золотою бахромою, курточки зеленого бархата, обшитые также золотым галуном; на головах тюрбаны из белой дымки, вышитые золотом и блестками, с белыми страусовыми перьями». Их даже вооружили — дали по ружью и по три холостых патрона. Недалеко от Балаклавы императрица в сопровождении Иосифа II делала смотр амазонкам.

Великолепное зрелище являли собой иллюминации и фейерверки. Особенно большое впечатление произвел фейерверк в Севастополе.

Принц Карл-Генрих Нассау-Зиген, состоявший в русской службе, так описывает восторженную реакцию Иосифа II: «Император говорит, что он никогда не видел ничего подобного. Сноп состоял из 20 тысяч больших ракет. Император призывал фейерверкера и расспрашивал его, сколько было ракет, «на случай,— говорил он,— чтобы знать, что именно заказать, ежели придется сжечь хороший фейерверк». Я видел повторение иллюминации, бывшей в день фейерверка; все горы были увенчаны вензелями императрицы, составленными из 55-ти тысяч плошек. Сады тоже были иллюминированы; я никогда не видел такого великолепия!». Столь же роскошные и расточительные иллюминации были в Бахчисарае и других городах.

Оставим в стороне вопрос о пущенных на воздух миллионах казенных рублей. Уясним главное: Потемкин действительно декорировал города и селения, но никогда не скрывал, что это декорации. Сохранились десятки описаний путешествия Екатерины по Новороссии и Тавриде, сделанных по горячим следам событий. Ни в одном из нет ни намека на «потемкинские деревни», хотя о декорировании упоминается неоднократно. Вот характерный пример из записок графа Сегюра: «Города, деревни, усадьбы, а иногда простые хижины так были изукрашены цветами, расписанными декорациями и триумфальными воротами, что вид их обманывал взор, и они представлялись какими-то дивными городами, волшебно созданными замками, великолепными садами».

Потемкинские сооружения вовсе не имели целью пустить пыль в глаза или обмануть императрицу видом ложного благоденствия. Художественные декорации были неотъемлемым элементом усадебной культуры того времени. Таким способом Потёмкин стремился оживить пустынные пространства южнорусских степей, сделать их вид приятным для взора государыни, и одновременно разворачивал перед ней грандиозный макет будущей Новороссии.

Все знали, что отвоеванная у Турции Новороссия — это пустынная степь, без городов, дорог, почти без оседлого населения. Целью Потемкина было продемонстрировать, что вместе с русской властью в этот обширный край пришла европейская цивилизация.

«Признаюсь, что я был поражен всем, что видел,— писал граф де Людольф,— мне казалось, что я вижу волшебную палочку феи, которая всюду создает дворцы и города... Вы без сомнения думаете, друг мой, что Херсон пустыня, что мы живем под землей; разуверьтесь. Я составил себе об этом городе такое плохое понятие, особенно при мысли, что еще восемь лет тому назад здесь не было никакого жилья, что я был крайне поражен всем, что видел... Князь Потемкин... бросил на учреждение здесь города семь миллионов рублей». И далее следуют похвалы «кремлю», домам, планировке улиц, «саду императрицы» («в нем 80 тысяч всевозможных плодовых деревьев, которые процветают», построенному для императрицы дворцу, верфи и т. д.

Символом цивилизаторских усилий стала закладка Екатеринослава. Это произошло на другой день по приезде императора Иосифа II. Не все в этой церемонии удалось Потемкину так, как он задумал. В частности, не успела прибыть из Берлина гигантская статуя Екатерины. Но грандиозность планов Потемкина и без того поражала воображение. После того как в походной церкви (т. е. шатре, раскинутом на берегу Днепра) отслужили молебен, два монарха заложили первый камень в основу екатеринославского собора.

Согласно проекту, он должен был походить на собор Св. Петра в Риме. Существуют достоверные рассказы, что Потемкин приказал архитектору превзойти эту главную святыню католического мира, «пустить на аршинчик длиннее, чем собор в Риме». Увы, грандиозная постройка так и не осуществилась: возвели только фундамент, обошедшийся в семьдесят тысяч рублей; впоследствии, когда Екатеринослав из проекта превратился в реальный город, церковь все же была достроена, но такая скромная, что фундамент стал ее оградой.

Но в данном случае интереснее не реальность, а идея и планы Потемкина, которые были грандиозны до фантастичности. Екатеринослав предполагали сделать столицей Новороссии. Все было предусмотрено — не забыта даже музыкальная академия, которой предназначалось заведовать знаменитому Сарти. Если и позволительно говорить о «потемкинских деревнях», то к ним относился один Екатеринослав — город-мираж на днепровском берегу.

Апофеозом «путешествия в Тавриду» стало посещение царицей и ее свитой Севастополя. На парадном обеде в Инкерманском дворце, из окон открывался великолепный вид на севастопольский рейд. По знаку Потемкина черноморская флотилия салютовала Екатерине и ее гостям. Очевидец вспоминал, что австрийский император «был поражен, увидев... прекрасные боевые суда, созданные как бы по волшебству... Это было великолепно... Первой нашей мыслию было аплодировать».



На прогулке граф Сегюр говорил Иосифу II: «Мне... кажется... что это страница из “Тысячи и одной ночи”, что меня зовут Джаффаром и что прогуливаюсь с калифом Гаруном-аль-Рашидом, по обыкновению его переодетым».

Я зарабатываю на жизнь литературным трудом, частью которого является этот журнал.
Звякнуть копеечкой в знак одобрения можно через
Яндекс-кошелёк
41001947922532
или
Сбербанк
5336 6900 4128 7345
Спасибо всем тем, кто уже оказал поддержку!
Приятного чтения!
Tags: Екатерина II, Российская империя
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 176
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments