?

Log in

No account? Create an account

Забытые истории

История — это не то, что было, и даже не то, что осталось. История — это то, что нам рассказали

Previous Entry Share Next Entry
Мудрость Спинозы
sergeytsvetkov
Великий философ Бенедикт (Барух) Спиноза уже в молодости был поставлен в положение изгоя. Изгнанный из еврейской общины Амстердама по обвинению в ереси и безбожии, он вынужден был вести уединенный образ жизни.



Несмотря на то, что его философия снискала ему много знатных покровителей и учеников, принимать подарки меценатов Спиноза не мог и всегда решительно отклонял предложения помощи со стороны друзей. Когда один из лучших его друзей, Симон де Врис, упрашивал его принять 2 тысячи флоринов, Спиноза вежливо, но твердо заявил, что ни в чем не нуждается и что такая большая сумма отвлекла бы его от занятий. Между тем учил он бесплатно и потому вынужден был выискивать для себя другие средства к пропитанию. Еще в Амстердаме, следуя мудрому правилу Талмуда, предписывающему ученым изучить какое-нибудь ремесло, Спиноза овладел шлифовкой стекол (к выбору именно этого занятия предрасполагал и его научный интерес к оптике). На долю его друзей выпало лишь продавать приготовленные им стекла. Это было нетрудно, так как Спиноза считался одним из лучших оптиков своего времени и достиг значительного искусства в шлифовке. За его стекла давали неплохую цену.

Это занятие могло бы обеспечить ему безбедную жизнь, но Спиноза занимался шлифовкой только для того, чтобы обеспечить себя самым необходимом: крышей над головой (поселившись в Гааге, он снимал комнату на втором этаже у супругов ван дер Спиков) и едой, которую он готовил своими руками. Иногда Спиноза в течение целого дня обходился молочным супом и кружкой пива. «И хотя, — пишет его биограф Колерус, — он часто получал приглашения к обеду, однако предпочитал свою скудную пищу вкусным обедам за счет других».

Но даже при таких аскетических потребностях Спиноза едва сводил концы с концами. Он составлял для себя годичную смету и тщательно подводил свои счета каждые три месяца, чтобы не истратить больше, чем в ней значилось. Одевался он бедно, ходил по улицам в одежде «простого мещанина», а дома — в заношенном халате.

Ведя чрезвычайно уединенный образ жизни, философ порой по два и три дня не выходил из своей комнаты, а однажды оставался там безвыходно в течение трех месяцев. За письменный стол он садился в 10 часов вечера и работал до трех часов ночи. Не случайно, его малопонятные для непосвященных произведения окрестили «детищами мрака».

Чтобы освежить свой ум, он развлекался, наблюдая борьбу мух и пауков в пыльных углах своей комнаты, или рассматривая под микроскопом мельчайших насекомых. Другим его развлечением было рисование. Между делом он набрасывал углем и пером в свой альбом портреты близких к нему государственных деятелей, а однажды изобразил и себя в костюме Мазаниэлло, знаменитого вождя неаполитанских мятежников. Автопортрет, по словам хозяина дома, ван дер Спика, отличался большим сходством.

Занятия шлифовкой стекол не лучшим образом отразилось на здоровье Спинозы: вдыхание мелкой стекольной пыли окончательно убило его больные легкие. Только тогда, когда изнурительная болезнь довела его до крайней степени истощения, он позволил себе воспользоваться поддержкой друзей. Симон де Врис, умерший в молодых годах, перед смертью хотел завещать Спинозе все свое состояние, но философ уговорил его этого не делать и заставил написать завещание в пользу законного наследника — брата. Однако Симон де Врис все-таки обязал в завещании брата выплачивать Спинозе ежегодную пенсию в 500 флоринов. Спиноза согласился принимать ее, только уменьшив сумму до трехсот монет. В последние годы его жизни к этой небольшой пенсии присоединилась другая, завещанная ему Яном де Виттом (правителем Республики Соединённых провинций Нидерландов в 1650—1672 годах) в благодарность за руководство в научных занятиях.

А между тем Спиноза не видел в аскетизме никакой добродетели. Напротив, он высоко ценил античный идеал здоровой, веселой, гармонически развитой личности.
«Дело мудреца, — писал он, — пользоваться вещами и, насколько возможно, наслаждаться ими, — но не до отвращения, ибо это уже не есть наслаждение. Мудрецу следует, — говорю я, — поддерживать и восстановлять себя умеренной и приятной пищей и питьями, а также благоуханием и красотой зеленеющих растений, красивой одеждой, музыкой, играми и упражнениями, театром и другими подобными вещами, которыми каждый может пользоваться без всякого вреда другому».
-------------------------------------------------------------
Поддержать автора можно через посильный взнос
Сбербанк
5336 6900 4128 7345
или
Яндекс-Деньги
41001947922532
Спасибо всем, кто уже оказал поддержку!


Recent Posts from This Journal

  • Моя книжная лавка

    Здесь вы можете приобрести электронные версии моих книг. Разделы будут пополняться. Порядок приобретения: 1. Переведите средства на мою карту…

  • Новинка по низкой цене. В магазине не купишь!

    Цветков С. Э. Последняя война Российской империи. — М.: Редакционно-издательский центр «Классика», 2016. — 496 с., ил. ISBN…

  • Амнистия

    Всех забаненных разблокировал. Зря, наверное. Поддался порыву милосердия. Старый стал, сентиментальный.


promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 165
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

  • 1
А вот интересно, рисунки Спинозы сохранились?

Похоже, что нет.

Очень-очень жаль.

Зато сейчас памятник Спинозе стоит в Амстердаме как раз возле синагоги. Той самой, которая отлучила его "от церкви" - или как это у евреев называется?, в общем, осудила и прокляла.

Там тогда заседала гебня.

Ну, теперь евреям Спиноза, конечно, выгоден. Это же он придумал "свободу", с помощью которой евреи и западники уничтожают коренные народы Евразии. Но для себя они эту дебильную "свободу", конечно, не используют, только против гоев как подрывную доктрину.

  • 1