?

Log in

No account? Create an account

Забытые истории

История — это не то, что было, и даже не то, что осталось. История — это то, что нам рассказали

Previous Entry Share Next Entry
Богатыри князя Владимира — реальность или миф?
sergeytsvetkov
Для несения пограничной службы на Змиевых валах Владимир привлек охочих людей из северных лесов, которыми и заселил окраинные города: «И нача нарубати [набирать] муже лучьшие от словен, и от кривич, и от чюди, и от вятич, и от сих насели грады». С учетом археологических данных о количестве и размерах южнорусских городищ конца Х — начала XI в. речь может идти примерно о двух-трех тысячах славяно-финских воинов, прикрывших своей грудью границу со степью, — цифра по демографическим меркам того времени совсем не малая. Принято считать, что их нелегкий ратный труд получил эпическое воплощение в героических образах богатырей, стороживших Русскую землю от степных ворогов:

Ай да не близко от города, не далёко ж не,
Не далёко от Киева за двенадцать верст,
Там и жили на заставе богатыре.
Караулили, хранили стольнёй Киев да град и т. д.


Почитаемое за аксиому, мнение это, однако, не подтверждается источниками — ни летописными, ни фольклорными. Воспетое в былинах богатырство, как историческое явление, принадлежит другой, более поздней эпохе. Памятникам, близким ко времени Владимира, оно совершенно не известно.


Оригинал статьи на моем авторском сайте "Забытые истории. Всемирная история в очерках и рассказах"

Для филологов (в отличие от многих историков) это уже давно не секрет. Своеобразие «эпического времени» древнерусских былин характеризуется ими следующим образом: «Подобно тому, как существует обратная перспектива в древнерусской живописи, являющаяся не формальным приемом, а самой главной отличительной чертой мировосприятия и мировоззрения человека Древней Руси, в народном эпосе существует обратная историческая перспектива, «перевернутость» всех событий XIII-XVI веков на Х век, на «эпическое время» князя Владимира» (Былины/ Сост., вступ. ст., вводные тексты В.И. Калугина. М., 1991. с. 34-35). Само слово «богатырь» (от тюркского «багатур» — храбрый, доблестный) проникло в русский язык только в татаро-монгольский период. А слово «застава» в значении «отряд, оставленный для охраны каких-либо путей» («пограничная застава» и т. п.) вообще появляется только в источниках XVII в.

В «Повесть временных лет», под видом реальных исторических событий, оказались включены два образчика народного эпоса, посвященных борьбе с печенегами и сложившихся не позднее середины XI в. Это — сказания о юноше, победившем печенежского силача (помещено под 992 г.), и о белгородском киселе (под 997 г.). Первое рассказывает о том, как Владимир повел свое войско отражать набег печенежской орды, пришедшей на Русь из-за Сулы. Противники встретились у брода через Трубеж и встали по берегам реки. Никто не осмеливался первым начать переправу и вступить в сражение. Тогда печенежский хан предложил решить дело единоборством: и русские, и печенеги выставят поединщика; если победит русский, то не будет войны три года, если же печенег — то быть трехлетней войне. Владимир согласился; однако, несмотря на его призывы, в русском стане не нашлось охотника биться с печенегом. На рассвете, когда на другом берегу реки уже гарцевал готовый к бою степной витязь, к затужившему князю пришел старый ратник из киевского ополчения, сказавший, что он вышел на брань с четырьмя своими сыновьями, а дома у него остался пятый, младший сын – отрок необыкновенной силы; однажды отцу случилось выбранить его, и он в сердцах разорвал руками изрядный кусок сырой кожи, который мял в это время. Поединок отложили на день, а юношу срочно доставили в русский лагерь и подвергли испытанию, напустив на него быка, предварительно разъяренного раскаленным железом. Отрок подскочил к бесновавшемуся животному и вырвал из бока клок шкуры с мясом, сколько захватила рука. Владимир обрадовался, что наконец нашелся достойный противник печенегу. На следующее утро состоялось единоборство. Русское войско построилось напротив печенежского; между полками отмерили место и выпустили бойцов. Печенег был велик телом и страшен; он рассмеялся, увидев невысокого отрока, вышедшего навстречу ему из русских рядов. Но когда они схватились, то печенегу стало не до смеха: юноша крепко обхватил его своими руками, удавил досмерти и бросил оземь. Печенеги в страхе бросились врассыпную, а русские погнались за ними и посекли их во множестве. На месте поединка Владимир заложил город, назвав его Переяславлем, «зане перея славу отрок тот» (или «зане Переяслав отрок тот», что, по мнению А.И. Соболевского, правильнее).

Замечу в скобках, что Переяславль-Русский упомянут уже в русско-византийском договоре 944 г. Данные археологии также говорят о том, что город существовал и до Владимира в виде родового поселения (в его культурным слое найдены отложения середины Х в.). Под «заложением города» Владимиром, очевидно, следует понимать строительство новых укреплений на месте прежнего городища и расширение площади застройки.

Исследователи не раз отмечали литературные и фольклорные параллели этому преданию, в котором отразился прежде всего очень распространенный мотив победы над великаном, в частности присутствующий и в Библии (Давид и Голиаф); кроме того, в параллель к нему может быть приведена сказка — борьба Никиты или Кирилла Кожемяки со змеем. Однако осталось незамеченным то, что летописное сказание напрочь отрицает наличие у Владимира «сильных могучих богатырей», в окружении которых он предстает в былинах: договорившись с ханом о единоборстве, Владимир возвращается в свой лагерь и шлет бирючей сказать: «Нету ли такого мужа, иже бы ся ял [который бы схватился] с печенежином?» И не обретеся нигдеже». Сама же схватка юноши с печенегом – это отнюдь не былинное богатырство, когда герой ради того, чтобы приобрести или преумножить свою честь и славу, ищет достойного себе противника, а обычный для военной истории Средневековья поединок рядовых удальцов (иногда их место занимали вожди противоборствующих армий) перед началом сражения.

Сказание о белгородском киселе и вовсе далеко от любования грубой физической силой, взамен которой прославляет хитроумие жителей Белгорода, сумевших одурачить осадивших город печенегов. По совету одного старца, белгородцы наварили киселя, разлили его в кадки и опустили их в городские колодцы; в княжеском погребе нашлась еще бочка меда, отправленная туда же. После этого они пригласили печенегов поглядеть, что делается в осажденном городе. Водя печенежских посланцев от колодца к колодцу, горожане на славу угостили их киселем и медом и уверили, что, стой те под Белгородом хоть десять лет, все будет бесполезно: взять город измором невозможно, потому что сама земля кормит его жителей. Изумленные печенеги, убедившись в неисчерпаемости съестных припасов у осажденных, ушли обратно в степь.

Сказание о белгородском киселе также разрабатывает бродячий сюжет мировой литературы и фольклора. Например, Геродот приводит схожий рассказ о милетянах, которые пригласили в свой город посла лидийского царя, враждовавшего с Милетом и регулярно опустошавшего его окрестности в расчете уморить милетян голодом. Царский посланец увидел ссыпанную на рыночной площади гору хлеба (то были последние запасы милетян) и горожан, весело пирующих и распевающих песни. Когда он поведал об этом лидийскому царю, тот поспешил заключить с милетянами мир. Фольклорным аналогом подобных историй являются сказки, притчи, анекдоты, высмеивающие простаков, которых надувают смышленые плуты и хитрецы.

Итак, в противоположность утверждению об историческом соответствии «богатырской эпохи» древнерусских былин Владимирову княжению, мы видим обратное, а именно, что в «Повести временных лет» и наиболее древних народных преданиях дружина князя Владимира выступает безликой и безымянной массой, не выдвинувшей из своей среды героических личностей. Исключение составляет только княжий «уй» (дядя по матери) и воевода Добрыня, чей образ, впрочем, тоже лишен черт эпического героизма.

Персонификацией «дружинушки хороброй» князя Владимира занялись позднейшие летописцы, которые взяли за образец не столько русский народный эпос, сколько библейскую историю. Никоновская летопись (XVI в.) добавила в печенежский цикл сообщений «Повести временных лет» ряд известий о «богатырях» — Яне Усмошвеце, Александре Поповиче и Рагдае Удалом. Причем, если первый из них – это тот самый повзрослевший отрок, некогда «убивый Печенежского багатыря» (имя Ян Усмошвец могло быть взято позднее из аналогичной западнославянской легенды), то два последних являются русскими двойниками гибборим — «сильных» из окружения царя Давида: Александр Попович, которого Владимир за победу над половцами «сотвори вельможа в полате своей», повторяет судьбу Ванеи, происходившего из священнического рода и сделавшегося за свои подвиги «ближайшим исполнителем приказаний» Давида (3 Цар., 23:23; I Пар., 11:25); Рагдай Удалой, «яко наезжаше сей на триста воин», заставляет вспомнить Авессу, «убившего копьем своим триста человек» (3 Цар., 23:18; I Пар., 11:20). Один из русских «Иконописных подлинников»* даже устанавливает количественное соответствие между богатырями Владимира и «сильными» Давида. Последних, по Библии, было «всех тридцать семь» (3 Цар., 23:24-39), из которых необыкновенной физической силой отличались трое; и у князя Владимира Киевского, говорит русский источник, «быша сильнии мужие богатыри: Ян Усмошвец, Переяславец, что печенежского богатыря убил; Рогдай Удалый, против трех сот мог выходити на бой; Александр Попович, и всех их было 37 богатырей».

* «Иконописный подлинник» — руководство для иконописцев, содержащее в себе технические, богословские и исторические сведения, необходимые для написания икон. Русские «Иконописные подлинники» сохранились в списках XVII-XVIII вв.

Итак, ни одного достоверного свидетельства о существовании богатырей на Руси рубежа Х-XI вв. история не сохранила.

Оригинал статьи на моем авторском сайте "Забытые истории. Всемирная история в очерках и рассказах"
http://zaist.ru/news/knyazhenie_vladimira/bogatyri_knyazya_vladimira_realnost_ili_mif/?sphrase_id=1111

Recent Posts from This Journal

  • Моя книжная лавка

    Здесь вы можете приобрести электронные версии моих книг. Разделы будут пополняться. Порядок приобретения: 1. Переведите средства на мою карту…

  • Новинка по низкой цене. В магазине не купишь!

    Цветков С. Э. Последняя война Российской империи. — М.: Редакционно-издательский центр «Классика», 2016. — 496 с., ил. ISBN…

  • Амнистия

    Всех забаненных разблокировал. Зря, наверное. Поддался порыву милосердия. Старый стал, сентиментальный.


promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 165
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

  • 1
Помнится, Лев Прозоров в своей книге о былинах и богатырях доказывал, что корни этого эпоса вообще находились намного западнее и лет на 500 раньше "Киевской Руси", т.е. где-то в пятом-шестом веках, и не на Днепре, а на Дунае, в "Дунайской Руси", где и находился настоящий Киев (а не появившаяся много позже хазарская Куяба на Днепре). И лишь позже с переселением словен в Новгород былинные сюжеты попали на ту "Русь", которую сейчас так называют.

***

И да, Илья Муромец - никакой не Муромец (был такой Илья Муромец, разбойник семнадцатого века), а МОРОВЕЦ, Моравец. Если и не чех, то кто-то вроде русина. И Алеша Попович, это Лешек Попелюш (национальность сами угадаете). И Добрыня, хазарин Дабран, брат Малки, дочки Малка Любечанина. Все русские богатыри. И само слово багатур, Вы правы - тоже чисто русское.
(Прозоров это усиленно отвергает, мол, по-тюркски, не багатур, а батыр. Так ведь это "мягкое г", оно не произносится, как не произносится "г" (но традиционно пишется) в словах типа "каган" или "Эрдоган". Так что багатур именно как баатур или баатыр и произносилось.)

Edited at 2018-01-10 08:45 am (UTC)

Отдельные персонажи и былинные сюжеты действительно восходят к эпохе общеславянского единства и началу расселения славян по Европе, в частности, по Дунаю.

Так был ли Киев на Дунае? Потому что чешский Кийов, как утверждается, появился только в тринадцатом веке. Прозоров упоминает какой-то город, который венгры, придя в Паннонию, переименовали в Кеве. Впрочем, мог быть не сам Дунай, а его притоки.

Edited at 2018-01-10 08:52 am (UTC)

Это с чего вдруг Куяба-хазарская????

По последним археологическим данным салтово-маяцкая культура , а РЯДОМ с современным Киевом обнаружены три погребения оной культуры,к хазарам вообще отношения не имела

"ни одного достоверного свидетельства о существовании богатырей на Руси рубежа Х-XI вв. история не сохранила" - всё правильно.
Богатырский эпос - гораздо более ранний.
А Владимир, прятавшийся от печенегов под мостом, вообще лошара в военном смысле.
Да и не только в военном...

Политика князя Владимира по укреплению южной границы принесла свои плоды. Хотя печенеги и доходили до белгородской оборонительной линии, им, по-видимому, все же не довелось разбить свои шатры под стенами «матери городов русских». В 1018 г. немецкий хронист Титмар Мерзебургский, хорошо информированный о русских делах, записал, что Киев — город «чрезвычайно укрепленный», и «до сих пор ему, как и всему тому краю… удавалось противостоять весьма разорительным набегам печенегов».

С началом XI в. война вступила во второй этап. Русь перешла к наступлению на степь. Наибольшие успехи были достигнуты на правом берегу Днепра. Применительно к этому времени археология фиксирует расширение зоны славянской колонизации в Среднем Поднепровье до бассейна реки Рось, неуклонный рост количества пограничных поселений (в том числе торговых) и увеличение занимаемых ими площадей. Правобережная печенежская орда вынуждена была откочевать далеко вглубь степи. Если в середине Х в. Константин Багрянородный писал, что печенежские кочевья отделяет от «Росии» всего «один день пути», то епископ Бруно Кверфуртский в 1008 г. засвидетельствовал, что его путь от Киева до русско-печенежской границы продолжался уже два дня (что соответствует расстоянию от Киева до берегов Роси), а месторасположение самого табора печенегов было обнаружено им лишь на пятый день путешествия по степи. Он же отметил глубокую усталость кочевников от войны и, главное, их убеждение, что длительный мир с Русью возможен только при условии, если «государь Руси не изменит уговору». Другими словами, Владимир к тому времени настолько сильно прижал правобережных печенегов, что судьбы войны и мира всецело находились в его руках. Стараниями Бруно мир тогда был заключен, но продлился он, по-видимому, недолго, и в последние годы жизни Владимиру вновь пришлось вести брань с вероломными степняками.

И все же, именно в княжение Владимира были заложены предпосылки для окончательной победы над печенегами и изгнания этой орды из «русского» ареала Великой степи.

Подробнее о взаимоотношения Руси и печенегов писал тут
http://zaist.ru/news/sosedi_vostochnykh_slavyan/rus_i_pechenegi/

(Deleted comment)
Богатырство это тюркская мифология, от слова Батыр, да, но у нас были хоробры

Храбр/хоробр - другая этимология, нежели "богатырь". К тому же хоробры всегда упоминаются в составе дружины и без индивидуальных качеств.

А если эти богатыри и были тюрками на службе варяжских князей? Ведь европейцы не умели воевать на конях. В Европе рыцари появились из среды аланов (а то и еще сарматов, как написано в книге англичанина Говарда Рида "Король Артур - король драконов", да и скачущий на коне (колесная формула 8 х 8) бог Один - заимствование от ираноарийских племен с Дона, см. Бритта Ферхаген, "Пришел ли Один-Водан с Востока?"), так и у восточных славян профессиональные конники могли быть тюрками с их обычным названием баатуров.

Кто-нибудь здесь знает этимологию имени Колыбан?
Мои поиски не дают результата.

Илья Муромец, Добрыня и Алёша Попович- чисто политическое единение трёх народов, финно-угорского, галичан и славян, объединённых сварожичами (варягами). К русичам они отношение имеют косвенное, рядом жили. Венценосные русичи цари и князи венеты - объект восхищения и зависти сварожичей. Венчание - скомороший ритуал принятия в венеты. Начали венчать женщин, проникая к русичам и закончили венчанием царей. Иван-дурак, женившийся на царевне, сварожич, варяг, ушкуй. На памятнике Тысячелетие России, у креста стоит символ создателей церкви,сварожичей, Михаил архангел и перед ним на коленях Россия, вместо змея. По ПВЛ, некое племя славян назвали варяжьим именем русь. Сей манипуляцией, князя Рюрика записали в варяги, русичам написали миф о начале земли русской и с помощью религии подселили варяг и славян.

Какая абасолютная белиберда

У Ильи Муромца имеются вполне реальные исторические прототипы,равно и у Добрыни. Причем прототипы Ильи никакого отношения к финно-уграм не имеют

Галичане-отдельный народ????

Русь-НЕ варяжье имя.

В общем,как я написал выше- изложена форлайтеном белиберда

Илью Муромца можно считать историческим персонажем. Соловья Разбойника он вполне мог привести в Киев и что в Киев ему идти, тоже вполне ему могли сказать. Что-то из остального могли сочинить. Карачарово и Муром - слова не русские. Владимир заселялся славянами и пермяками. Пермяки - финского племени, типа мордвы. К русичам они отношения не имеют, они варяжьего (сварожичьего) рода. Добрыня - брат матери Владимира крестителя, Малуши, галичанин. Бандера - галичанин. Русь действительно не варяжье имя, но это не значит, что тебе известна история русичей и варяг.

  • 1