Сергей Эдуардович Цветков (sergeytsvetkov) wrote,
Сергей Эдуардович Цветков
sergeytsvetkov

Category:

Недальновидные политики

Работая над книгой «Последняя война Российской империи», я наткнулся на целую россыпь недальновидных политиков, которые своими руками вырыли яму себе или своей стране. Но напишу лишь о двоих.

Возглавляет их, безусловно, кайзер Вильгельм II. Он был одержим идеей сделать из Германии великую морскую державу. Сам он страстно увлекался мореплаванием несмотря на то, что страдал морской болезнью. Вопреки заветам Бисмарка, считавшего колониальные захваты бесполезным занятием, кайзер полагал, что процветание Германии связано с созданием колониальной империи — «наше будущее находится на воде». (Подобным же образом тогда думали о своих странах все европейские правительства, даже король Бельгии.) Но при мысли о том, что немцам придется вступить в морское соперничество с Англией, его охватывал ужас: «Весь наш огромный коммерческий флот, бороздящий моря и океаны под нашим флагом, — он ведь совершенно бессилен перед лицом ста тридцати британских крейсеров, которым мы можем гордо противопоставить четыре — всего четыре — наших!».
Кайзер был полон решимости изменить такое положение дел. В 1897 году во главе военного ведомства был поставлен Альфред фон Тирпиц, командующий Балтийским флотом, признанный специалист в области торпедных атак и минного дела. В следующем году рейхстаг одобрил первые громадные кредиты на «судостроительную программу». За этой программой последовала вторая (1900) и третья (1907). Морской бюджет Германской империи к началу ХХ века увеличился в 9 раз. Для пропаганды строительства военного флота была создана «Морская лига», пользовавшаяся финансовой поддержкой крупного капитала.
В конце концов немецкая военно-морская программа была выполнена, и к 1914 году Германия сделалась второй морской державой в мире после Британской империи. Пошло ли это ей на пользу?
Помимо того, что германский флот стал камнем преткновения в отношениях с Англией, он еще и поглощал треть оборонного бюджета. Из-за этого немцы не сумели довести свою сухопутную армию до необходимой численности в условиях войны на два фронта. Ограниченные финансовые ресурсы Германии позволили ставить под ружье не более половины призывников. В результате даже Франция, с ее 40 миллионами жителей, смогла содержать такую же по численности армию, как и Германия, население которой перевалило за 60 миллионов.
Между тем германский «Флот открытого моря», состоявший из самых современных и дорогостоящих кораблей, почти всю войну простоял на своих базах, из-за того что немецкое командование не хотело подвергать риску свои стратегические морские силы. В ноябре 1918 года команды немецких линкоров восстали, вызвав революцию и крах империи Гогенцоллернов.
Таким образом, Вильгельм II своими руками выковал меч, который поразил его самого.

На втрое место я бы поставил барона Алоиза фон Эренталя, который возглавлял австрийскую внешнюю политику накануне Первой мировой войны. Он непременно хотел войти в историю человеком, прирастившим Австро-Венгерскую империю новыми землями. Благо за державой Габсбургов были еще давно «забронированы» две провинции — Босния и Герцеговина. Австрийцы заняли их согласно XXV статье Берлинского трактата 1878 года. С тех пор эти территории находились во «временной оккупации» Австрии, формально оставаясь в составе Османской империи.
Задуманный бароном план требовал обстоятельной дипломатической подготовки. Присоединение Боснии и Герцеговины не могло состояться без согласия других европейских государств, гарантирующих исполнение условий Берлинского трактата, и в первую очередь — России.
16 сентября 1908 года Эренталь встретился в моравском замке Бухлау (Бухлов) со своим российским коллегой Александром Петровичем Извольским. Из соображений секретности решено было не вести стенограммы, а удовлетвориться устным, «джентльменским» соглашением. Впоследствии оба министра передавали суть состоявшейся между ними беседы с большими расхождениями. Со слов Извольского, «после весьма жаркого спора» состоялась полноценная сделка, где стороны взяли на себя твердые обязательства: Австрия получала Боснию и Герцеговину, Россия — согласие на пересмотр вопроса о Дарданеллах с учетом русских интересов; оба вопроса должны были решиться на европейской конференции. Эренталь же утверждал, что никакого уговора не было, а имело место лишь обещание дружественной поддержки притязаний России на конференции, если таковая состоится.
Спустя буквально пару недель Эренталь объявил о присоединении Боснии и Герцеговины к владениям австро-венгерской монархии, даже не удосужившись известить об этом русский МИД. Извольский почувствовал себя обманутым. Разразился так называемый Боснийский кризис 1908 года. Дипломатический конфликт чуть было не перерос в военное столкновение. Однако вмешалась Германия, и ее угрозы заставили Россию, еще не вполне отправившуюся от поражения в войне с Японией, смириться с наглым поведением Австро-Венгрии. Извольский был освистан в русской прессе и Государственной думе и впоследствии отставлен от должности.
В отличие от своего незадачливого русского коллеги, барон Эренталь стяжал славу великого человека и графский титул. Через три года после окончания Боснийского кризиса он умер, гордый своими «бессмертными» историческими заслугами перед Габсбургской монархией. Ему не довелось узнать, что ближайшим следствием его «блестящей» политики стали Сараевское убийство, европейская бойня и крушение Австро-Венгерской империи.

P.S.
Российский государь Николай II, в отличие от этих государственных мужей, был, скорее, незадачлив и несчастлив в своих начинаниях, нежели глуп и недальновиден. Историческое первенство среди наших правителей здесь удерживает император Петр III, который желал управлять Россией в прусском мундире. Кончил он, как известно, весьма печально. Его недолгое правление закончилось его свержением с престола 28 июня 1762 года. Арестованный офицерами Екатерины, он погиб спустя несколько дней при невыясненных обстоятельствах.
Tags: Первая мировая война, персоны
Subscribe

Posts from This Journal “персоны” Tag

  • Пьетро Аретино, или Счастливец

    Сегодня этот человек практически забыт. А между тем это одна из тех фигур, в ком воплотился Ренессанс. Современники называли его божественный Пьетро,…

  • Звезда и смерть Бича Божьего

    В первой четверти V в. гунны обосновались в Паннонии. В 434 г. гуннский вождь Ругила осадил Константинополь, спасенный на этот раз, как повествует…

  • Няня русского гения

    Русскому человеку не надо объяснять, кто такая Арина Родионовна. Ее имя нерасторжимо связано с именем Пушкина, а через него – и со всей великой…

promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 176
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments