Сергей Эдуардович Цветков (sergeytsvetkov) wrote,
Сергей Эдуардович Цветков
sergeytsvetkov

Category:

Юность князя Александра. Битва на реке Неве

30 мая 1220 года в семье Переяславского князя Ярослава Всеволодовича родился второй сын. По установившейся на Руси традиции детям давали два имени — «княжеское» (славянское) и церковное. Но в начале XIII века эта традиция начала постепенно отмирать, и все чаще русские князья именовались одними христианскими именами. Вот и новорожденного младенца при крещении нарекли в честь римского воина Александра1, день памяти которого приходится на 13 мая.

1 Мученик Александр Римский, воин, пострадал за Христа при императоре Максимиане (284–305). За отказ принести жертву языческому богу святой претерпел жестокие мучения, а потом был обезглавлен.

Переяславские князья принадлежали к славному роду Владимира Мономаха. Прадед Александра, великий князь Юрий Владимирович Долгорукий (ум. 1157), получивший во владение Ростово-Суздальскую волость, основал город Переяславль-Залесский (1152). На полдороге между Москвой и Ярославлем, среди дремучих лесов, по обоим берегам реки Трубеж, впадающей в Плещеево озеро, вырос укрепленный город, давший начало удельному княжеству.

Дед Александра, великий князь Всеволод Большое Гнездо (в крещении Дмитрий, 1154 – 1212), сменил на владимирском престоле своего погибшего брата, Андрея Боголюбского (1110–1174), много сделавшего для возвышения северо-восточной окраины Русской земли. Князь Всеволод продолжил дело брата: он укреплял Владимир и Суздаль, строил храмы и монастыри. Его многочисленное потомство отличалось глубокой и искренней набожностью. Отец Александра, Ярослав Всеволодович (в крещении Феодор, 1191 — 1246), был первым удельным князем Переяславским. При нем город превратился в крупный политический и культурный центр Северо-Восточной Руси. Об этом свидетельствует, в частности, то, что в городе велось самостоятельное летописание. При дворе Ярослава была составлена рукопись, называемая ныне «Летописец Переславля-Суздальского». По словам современников, князь отличался кротостью, милостью и человеколюбием. Его стараниями совершилось крещение корел. Княгиня Феодосия, его супруга (дочь знаменитого князя Мстислава Удалого2), благочестием и подвижничеством еще при жизни своей почиталась как святая. Она родила десять сыновей, в числе которых были двое святых — Феодор и Александр Невский, и двух дочерей. Родители окружили своих детей самой нежной заботой.

2 Мстислав Удалой (в крещении Феодор, ум. 1228) — сын новгородского князя Мстислава Ростиславича Храброго, великий князь галицкий. Княжил в Торопце, Торческе, Треполе, Новгороде Великом, Галиче. В 1216 г. разгромил в Липецкой битве сильное войско владимиро-суздальских князей. В 1223 г. Мстислав стал организатором и одним из главных руководителей похода русских войск против монголов. В сражении на р. Калке потерпел тяжелое поражение от монгольского войска. В 1227 г. Мстислав уступил Галич своему зятю венгерскому королевичу Андрею, а сам перешел на княжение в Торческ, где и умер, приняв перед смертью схиму.

Мальчика в княжеской семье готовили к служению в качестве военачальника, государственного руководителя, справедливого судьи и защитника христиан. Обучение начиналось с младенческих лет. Над трехлетним князем совершался обряд посажения на коня. Известный с языческих времен, обычай этот после Крещения Руси стал церковным и рассматривался как посвящение княжеского отрока Богу: в храме ребенка ставили перед Царскими Вратами, епископ произносил молитву и постригал мальчику волосы как первую жертву Господу. Затем княжича сажали на коня и давали в руки оружие (лук со стрелами), признавая в нем будущего государя и защитника родины. Княжеский постриг отрока Александра совершил в Спасо-Преображенском соборе Переславля святитель Симон, епископ Владимирский, один из составителей Киево-Печерского Патерика.

После пострижения дитя забирали из рук нянек и отдавали в обучение надежным боярам из княжеского окружения. Опытные воины развивали в ребенке силу и ловкость, учили владению мечом и копьем, верховой езде. Вокруг княжича собирали его ровесников — детей бояр и дружинников, становившихся его товарищами по мужским развлечениям — звериной ловле и воинским играм. Александр в совершенстве освоил ратное дело и с юношеского возраста служил для своего окружения образцом воинской доблести.

Не меньше заботились и о духовном развитии княжичей. Ученые священники и монахи обучали их грамоте на текстах священных книг, Евангелии и Псалтири, чтобы отроки с малых лет впитывали истины христианской веры, чистоту и мудрость. Александр знал наизусть многие псалмы и молитвы и с детства привык в радости и в горе обращаться за советом к Святому Писанию. Чуждаясь пустых забав, он никогда не пропускал церковных богослужений и строго соблюдал посты.

Основой науки государственного управления в древней Руси было знаменитое «Поучение» Владимира Мономаха своим детям. Неутомимый воин и труженик, которого солнце никогда не заставало в постели, князь учил своих потомков без лени выполнять свои обязанности, подражать Христу и быть примером для своих подданных: «Любовь имейте ко всем, со всеми пребывайте в мире, как Христос весь мир возлюбил, без выбора, и подал нам совершенный образец в Себе». Но, соблюдая личное благочестие, христианский государь обязан еще и порученных ему Богом людей блюсти от всяких бед: не забывать убогих, подавать сироте, править суд, не давая «сильным» обидеть «убогую вдовицу» и самого «худого смерда», не «губить» самому никого из христиан. А чтобы избегать междоусобных браней, требуется подавить гордость «в сердце и в уме», не превозноситься перед старшими и младшими князьями: «Старших чти, как отца, а младших, как братьев».

Другим неисчерпаемым источником государственной мудрости и справедливости была Библия, с ее рассказами о делах благочестивых царей израильских. Александр хорошо усвоил слова святого царя Давида: «Дело преступное я ненавижу: не прилепится оно ко мне. Сердце развращенное будет удалено от меня; злого я не буду знать. Тайно клевещущего не ближнего своего изгоню; гордого очами и надменного сердцем не потерплю. Глаза мои на верных земли, чтобы они пребывали при мне; кто ходит путем непорочности, тот будет служить мне» (Пс. 100, 3-6).

Родители Александра не могли нарадоваться на образованного, благочестивого отрока, который к тому же был хорош собой, ловок и силен. Когда княжич повзрослел, современники сравнивали его по красоте с Иосифом Прекрасным, по силе — с легендарным силачом Самсоном, по уму — с царем Соломоном, по мужеству и военным доблестям — с римским императором Веспасианом (царствовал с 69 по 79 г.).

***
Александру рано пришлось оставить родной Переяславль, чтобы обрести вторую родину в Новгороде.

Богатый и славный Господин Великий Новгород в XIII веке владел почти всем севером Руси. Это был «вольный» город, живший по своим законам, установленным общим собранием (вече), которое выбирало себе князя и прогоняло его, если он не устраивал горожан. Сильный князь из соседней, Северо-Восточной Руси, был нужен Новгороду для того, чтобы защищать город от внешних врагов. Однако, когда военная угроза исчезала, новгородцы начинали тяготиться слишком властной и близкой опекой и приглашали на княжение какого-нибудь князя из Южной Руси. Тот обыкновенно заботился больше о своих удельных владениях, вследствие чего годился в качестве правителя только в мирное время. Новгород постоянно балансировал между сильными Владимиро-Суздальскими князьями и государями из южнорусских земель.

В 1227 году новгородцы попросили великого князя Владимирского Юрия (1188 — 1238) прислать княжить к ним его младшего брата, Ярослава Всеволодовича. Уезжая в Новгород, Переяславский князь взял с собой сыновей, Федора и Александра.

Но Ярослав Всеволодович был не из тех князей, которые готовы были смириться с главенством веча — всегда переменчивого в своих мнениях и подверженного сиюминутным политическим страстям. По примеру некоторых из своих предшественников он стремился усилить значение княжеской власти в Новгороде, и этим вызвал против себя недовольство новгородцев. В 1229 году вече показало свою строптивость, пригласив на княжение Михаила Черниговского. На следующий год в Новгороде случились жестокий голод и мор, и князья покончили распрю миром: Ярослав с сыновьями возвратился в Новгород, а дочь Черниговского князя, Феодулия, обручилась с Федором Ярославичем, старшим братом Александра. Однако свадьбе этой не суждено было состояться из-за внезапной смерти Федора (1233). Юная невеста его ушла в монастырь и прославилась в иноческом подвиге как преподобная Евфросиния Суздальская.

После смерти старшего брата тринадцатилетний Александр остался наследником князя Ярослава и его ближайшим помощником в государственных делах.

С этого времени он не раз сопровождал отца в ратных походах. В 1234 году вместе с ним ходил на ливонский Дерпт (русский Юрьев, ныне Тарту), а затем против литовцев. В 1235 году Александр был участником битвы на реке Эмайыги (в нынешней Эстонии), где войска Ярослава наголову разгромили немцев. Храбрый княжич полюбился новгородцам, поэтому, когда в 1236 году Ярослав занял освободившийся киевский престол, новгородское вече единодушно выбрало его преемником Александра.

В новгородском соборе Святой Софии над Александром был совершен обряд посажения на княжеский стол («настолование»). Множество новгородцев присутствовали на богослужении, желая князю Божией помощи в делах.

Однако положение Александра было не из легких, он жил как бы между двух огней: если свободолюбивые новгородцы надеялись подчинить юного князя своей воле, заставить считаться с их вольностями и обычаями, то Ярослав Всеволодович требовал от сына укреплять княжескую власть, подавляя вспышки недовольства со стороны горожан. Несмотря на молодость, Александр сумел повести дело так, что им были довольны и отец, и новгородцы.

Горожан он привлекал к себе милосердием и искренней заботой об их нуждах. Голодным князь давал хлеб, вдовам и сиротам — защиту и покровительство, обиженным — правый суд. «Он был милостив паче меры», — говорит летописец.

Александр сам вникал во все дела, строго следя за тем, чтобы его бояре и дружинники не творили насилий над новгородцами, и учил приближенных своих поступать по справедливости. «От Бога, — говорил он, — получили мы власть над людьми Божиими и в страшный день суда Божия должны будем отдать отчет в пользовании этою властью. Оградив себя страхом Божиим, помня этот день всеобщего воздаяния каждому по делам его, со всею справедливостью производите суды; не смотрите на лица и положения тяжущихся, будьте одинаково внимательны как к богатому, так и к бедному. Наказывая виновных, не будьте жестоки, соразмеряйте милостью наказание. Ничего не делайте под влиянием гнева, раздражения и зависти. Не забывайте нуждающихся, помогайте всем, творите «нещадную» милостыню, чтобы и себе заслужить милость Божию».

«Князь наш без греха», — говорили о нем новгородцы.

На лице юного князя, в его речах и поступках было столько ума и достоинства, что с первого взгляда было видно: этот юноша рожден для великих дел. Андреас фон Вельвен, вице-магистр Ливонского ордена, сказал о нем после личной встречи: «Я прошел многие страны, видел много людей, но ни среди царей, ни среди князей я не встретил ни одного, который мог бы сравняться с князем Александром».

***
Начало самостоятельного княжения Александра совпало по времени с суровым испытанием для Русской земли. Зимой 1237–1238 годов монголо-татарская орда хана Батыя, словно пылающая головня, прошлась по всем северо-восточным русским княжествам. В битве на реке Сити погиб великий князь Юрий Всеволодович, дядя Александра. Рязань, Владимир, Суздаль, Москва и десятки других городов были разорены. Продвигаясь дальше на север, монголы вступили в пределы Новгородской земли, и лишь начавшаяся весенняя распутица прогнала кочевников обратно в степь. Начался тяжелый период для Руси, вошедший в историю под названием монголо-татарского ига. Это время изменило судьбы тысяч русских людей, в том числе и святого Александра.

Новгородская земля осталась вдали от ужасов татарского нашествия, но на ее западных границах оживились старые враги.

В этих условиях великий князь Ярослав Всеволодович решил заключить союз с Полоцком — одним из немногих русских княжеств, уцелевших от монгольского погрома. 1239 году он посватал за своего сына Александра дочь полоцкого князя Брячислава. Венчание молодых состоялось в Торопце — на полдороге между Новгородом и Полоцком. Невеста принесла с собой из Полоцка знаменитую чудотворную икону Божией Матери, которую византийский Император Мануил Комнин прислал из Эфеса в дар по просьбе святой Евфросинии Полоцкой. Икона осталась в храме и с тех пор носит название Торопецкой.

Следующий, 1240 год был одним из самых тяжелых в истории Руси. Монголы разгромили Киев и южнорусские земли. Воспользовавшись этим, Римский Папа призвал католических государей обратить в «истинную» веру русских «схизматиков». Это было продолжением антиправославной политики католиков, после того, как в 1204 году крестоносное войско разгромило Константинополь и создало на землях Византии Латинскую империю. Из всех крупных православных государств не покоренной оставалась только православная Русь. На нее теперь и были устремлены взоры католического Рима.

Первыми на призыв Римского престола откликнулись шведы.

Ближайший родственник шведского короля и регент Шведского королевства ярл (высший титул в средневековой Скандинавии, верховный правитель страны) Биргер собрал большое войско, состоявшее из шведов, норвежцев и финнов, посадил его на корабли и летом 1240 года высадился в устье реки Невы. Отсюда он послал Новгородскому князю дерзкий вызов: «Если можешь, сопротивляйся. Знай, что я уже здесь и разоряю землю твою». По свидетельству летописи, то был не простой набег, какие не раз случались ранее, — теперь шведы намеревались захватить Ладогу, а потом и всю Новгородскую землю вместе с Новгородом.

Это было первое серьезное испытание для молодого Новгородского князя. Под рукой у Александра Ярославича была лишь небольшая дружина, а посылать за помощью к отцу было поздно. Оставалось надеяться на помощь Божию.

Молодой полководец, которому тогда не исполнилось и двадцати лет, решил не терять времени на сбор ополчения. Он двинулся на шведов с одной своей конной дружиной и немногими приставшими к нему охочими людьми (добровольцами).

Александр призвал на помощь Пречистую Богородицу, святых князей Владимира, Бориса и Глеба, новгородских святителей и преподобных. Получив благословение от новгородского епископа Серапиона, князь дал щедрую милостыню городским нищим и попросил у них молитв, а затем вышел к своей небольшой дружине и, чтобы укрепить ее на предстоящий подвиг, сказал:
— Не в силе Бог, а в правде. Противники наши надеются на свое оружие и силу, а мы Имя Господа Бога нашего призовем!



Вечером 14 июля 1240 года русское войско разбило стан на берегу Невы, неподалеку от шведского лагеря. Ночную стражу князь Александр поручил ижорскому старейшине Пелгусию, который хорошо знал эту местность. В отличие от своих соплеменников–язычников, Пелгусий был крещен (с именем Филипп) и очень набожен: строго постился и все свободное время отдавал молитве. С его именем связана следующая история. Утром, при восходе солнца, Пелгусий услышал плеск весел со стороны реки. Решив, что это шведы приблизились к лагерю, стражник незаметно пробрался к реке, в надежде разглядеть силы неприятеля. Он увидел лодку с двумя воинами, облаченными в светлые одежды. Старший из них обратился к младшему: «Брат Глеб, прикажи грести быстрее, поспешим на помощь сроднику нашему Александру Ярославичу». Страж понял, что перед ним преподобные страстотерпцы, князья Борис и Глеб, которые не могли не откликнуться на призыв Александра Ярославича о помощи. Пелгусий поспешил рассказать князю о чудесном видении, и тот воспринял его как доброе предзнаменование. Велев Пелгусию никому не говорить о чуде, ободренный Александр мужественно повел войско на шведов.

Воскресенье 15 июля шведы думали провести спокойно. Появление русского войска стало для них полной неожиданностью. Александр велел пешей рати отсечь шведов от кораблей, а коннице — ударить прямо на шведский стан.

Дружина Александра смело бросилась на неприятелей и начала рубить их топорами и мечами, прежде чем те успевали схватить оружие и облачиться в доспехи. Немало русских храбрецов отличилось здесь своей богатырской удалью. Один из них, Гаврила Олексич, верхом въехал по сходням на корабль самого Биргера. Другой герой, новгородец Миша, захватил три шведских корабля. Третий, некто Савва, подсек топором столб златоверхого шатра Биргера, который рухнул на глазах потрясенных шведов.

Александр Ярославич геройствовал не меньше своих воинов, сражаясь в первых рядах. Летопись сообщает, что своим копьем он «возложил печать на лицо» самому Биргеру, сошедшись с ним в поединке на поле боя.



Шведы потерпели полный разгром и ночью уплыли восвояси. Телами одних только павших шведских рыцарей они нагрузили три корабля. А простых воинов, говорит летописец, закопали в общей яме «без числа».

Невская битва стала одной из самых блестящих побед русского оружия, добытой к тому же малой кровью — в войске Александра пало всего 20 человек. Когда солнце вновь осветило поле битвы, русские воины с удивлением обнаружили множество убитых врагов и по другую сторону реки. Это было почти непроходимое место, куда не добрался ни один из русских воинов. Чудесную помощь объяснили вмешательством Ангелов Божиих, сражавшихся на стороне русских ратников. Не случайно, Невская победа была одержана в день памяти святого равноапостольного князя Владимира.

С великой славой возвратился князь Александр в Новгород, восторженно приветствуемый новгородцами. С тех пор за ним укрепилось почетное прозвание — Невский.
__________________________________________________________________________________
Рад сообщить, что моя книга «Последняя война Российской империи» (30 авт. л.) выйдет осенью этого года.
Заказать свой экземпляр с автографом и подарком от автора можно уже прямо сейчас по адресу:

http://planeta.ru/campaigns/15556 (там же см. информацию о книге)

или обратившись непосредственно ко мне (контакты в профиле).

Заказав книгу, вы получите её почтовой пересылкой (оплата за счет получателя). Возможен самовывоз в Москве при личной встрече.
Есть также вариант с электронной версией.

Если появились вопросы, пишите отвечу.

Буду благодарен за перепост.
Tags: военная история, древняя Русь
Subscribe
promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 174
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments