Сергей Эдуардович Цветков (sergeytsvetkov) wrote,
Сергей Эдуардович Цветков
sergeytsvetkov

Category:

Если бы я раздавал научные гранты

то перво-наперво заказал бы исследования на следующие темы по истории славянства и России (руководствуясь, разумеется, одним лишь безграничным волюнтаризмом):

1. Роль славянства в становлении этнокультурного обличья Европы.

Среди славянских народов вот уже много веков наблюдается трагический раскол. Если западнославянские народы традиционно причисляют себя к европейцам, то проблема культурно-цивилизационной идентификации России, поставленная еще во времена Петра I, по-прежнему не решена. Согласно последним социологическим опросам почти 70% россиян не чувствуют себя «европейцами» и высказывают неприятие «европейских ценностей». Между тем с историко-географической точки зрения славянство является наиболее «европейским» этносом Европы, так как занимает большую часть европейской территории и составляет большую часть европейского населения.
Соискателям гранта предлагается исследовать роль славян (в том числе и восточных) в становлении этнокультурного обличья Европы — на каком-то историческом отрезке (например, в раннем средневековье) или на протяжении всего существования европейской цивилизации, начиная с древнейших времен.

2. Крещение Руси — последний шаг к единой Европе.

Рассматривать принятие Русью христианства в одном только местном, узконациональном аспекте — значит крайне обеднить (и, следовательно, исказить) историческое значение этого события, поскольку крещение Руси было лишь частью неизмеримо более широкого процесса христианизации варварских народов Европы, преимущественно германцев и славян, собственно и обеспечившего Христовой церкви всемирно-историческую победу. В Х столетии многовековой период распространения христианства in barbarous (среди варваров) подходил к концу: вожди последних крупных племенных объединений, претендовавших на государственное бытие, один за другим склонялись перед всепобеждающим Крестом. В 930-х гг. христианство окончательно укореняется в Чехии, благодаря святому князю Вячеславу; в 960 г. польский князь Мешко I сдается на увещания своей чешской жены Домбровки и принимает крещение по римскому обряду; в 974 г. немецкие миссионеры обращают в христианство датского короля Харальда Синезубого, примерно тогда же крестится Геза Венгерский, а в середине 990-х гг. норвежский король Олав Трюггвасон познает в Царьграде истинного Бога. Но только с крещением Русской земли европейский христианский мир приобрел более или менее законченное этногеографическое оформление, позволив, наконец, Европе заявить о себе как о едином культурно-цивилизационном целом.
Соискателям гранта предлагается рассмотреть общеевропейский аспект крещения Руси.

3. Кульдейская церковь и ее роль в становлении христианства в Восточной Европе

Когда речь заходит о крещении Европы, выбор у исследователей, обычно, сводится к двум вариантам: Рим или Константинополь. То есть, переводя на язык современных церковных реалий: католичество или православие. Считается, к примеру, что Русь — ученица Византии. Стало быть — Восток. А Польша или Чехия христианство восприняли из Рима, значит они — Запад.
Однако в IX-X реальная ситуация была гораздо сложнее, чем принято представлять. Во-первых, в это время не было еще окончательного раскола между Римом и Константинополем, в связи с чем отправленные из Византии в Моравию Кирилл и Мефодий могли потом ездить на поставление к римскому папе. Во-вторых, и это, как кажется, важнее, существовал до середины XI века третий центр — Ирландия. Больше того, именно ирландская (кульдейская) церковь посылала своих миссионеров проповедовать у германцев и славян. Именно ей основаны первые монастыри в Центральной и Восточной Европе, ставшие там основными христианскими центрами.
Но роль кульдейской церкви в распространении христианства к востоку от Эльбы только в последнее время становится предметом исследований. По крайней мере, в России. При этом нужно учитывать: собственно русских документов для этого явно не достаточно. Необходимы исследования в архивах стран Западной Европы (если еще эти документы там сохранились после того, как римский папа начал борьбу против кульдейства). Результатом должна стать монография о роли кульдейства в распространении христианства

4. Под чужими знаменами

На Западе до сих пор обычным считается видеть в России агрессора, всю жизнь мечтавшего завоевать Европу. И любые материалы о русской армии рассматриватся с этого ракурса.
При этом забывают, что русские части и русские воины нередко воевали в составе армий других стран, защищая эти страны. Иногда добровольно, иногда по приказу. Навскидку можно вспомнить вспомнить русских солдат, отданных Петром I прусскому королю в обмен на Янтарную комнату. Что они делали в прусской армии, как сложились их судьбы? Русские добровольцы сражались в армии Гарибальди при создании современной Италии, в армии Сербии во время восстания 1875-76 годов (была даже сформирована русская дивизия), в армии буров в англо-бурской войне, русские части во Франции и Греции во время Первой мировой, русские добровольцы по обе стороны фронта во время гражданской войны в Испании. Русские эмигранты и бывшие советские граждане воевали в армиях стран антигитлеровской и гитлеровской коалиции. Все они внесли свой вклад в историю Европы. И это необходимо знать! В том числе (а может быть, даже в первую очередь) европейцам. И об этом необходимо писать.
Кроме создания монографии, возможным исходом может стать создание сайта, посвященного данному вопросу, на котором размещались бы все материалы, и через который могли бы искать друг друга потомки русских солдат, заброшенных судьбой за границу, независимо от времени.

5. Путь из варяг в греки — дорога из ниоткуда в никуда

Путь из варяг в греки — тот стержень, вокруг которого строится вся история России. По общепринятой версии Рюрик пришел в Новгород потому, что тот располагался в начале водного пути из Балтики на юг. Олег, двинувшись дальше по этому пути, завоевал Киев и создал основу русского государства, контролирующего весь этот маршрут. Владение великим торговым путем между севером и югом стало базой могущества Руси. В то же время, страна предстает этаким прохожим двором, через который шастал любой, кому ни лень. И создают-то ее, в итоге, пришельцы.
На самом деле исследования показывают: никаких данных, позволяющих говорить о существовании значительного водного маршрута через Ловать в Днепр и дальше на юг, не существует. Письменные свидетельства ограничиваются русской «Повестью временных лет», написанной по крайней мере через пару веков после прекращения действия этого легендарного пути. Сам гидрологический режим данного региона, а также имеющиеся данные о климате того времени, не позволяют утверждать, что такое плавание вообще возможно (в связи с чем остались безуспешными попытки реконструкторов на репликах древних судов пройти маршрут от Новгорода до Смоленска водой).
Сторонники существования пути пользуются в качестве аргументов археологическими находками. Однако анализ показывает, что все эти находки сделаны в таких местах, в которые могли попасть (даже если оставить в стороне проблематичность датировок) другими путями.
Кроме того, состояние рек, которые считаются составными частями пути, никак не свидетельствует о возможности регулярного плавания по ним значительного числа древних судов. Проще говоря, они просто непроходимы.
Но если знаменитого пути не существовало вообще или он проходил в другом месте, многое в древней истории Руси придется переосмысливать, поскольку целый ряд представлений основан не на конкретных фактах, а на уверенности в том, что здесь проходил древний торговый путь. К примеру, совершенно лишается корней и смысла норманнская теория происхождения русского государства. Ведь пришествие сюда норманнов объяснялось их стремлением освоить торговый путь и знакомством с данным регионом по опыту предыдущих плаваний. А иначе им просто нечего здесь делать!
Задача исследования: более тщательная проработка вопроса, чем это сделано в книге Ю.Ю. Звягина «Великий путь из варяг в греки: тысячелетняя загадка истории». Поиск возможных письменных свидетельств в зарубежных архивах (не привлекавшихся еще исследователями), данных о климатических условиях VIII-X веков. Возможно, возобновление проекта по созданию копий древних судов (скандинавского и славянского (южная Балтика) судна прибрежного плавания, русской речной плоскодонки) и прохождению на них нескольких водных маршрутов, способных привести из Балтики в Черное море (кроме традиционного, еще Западная Двина - Днепр, Висла – Буг – Припять – Днепр, Висла – Дунай, Одер – Дунай)
Ключевая позиция для решения вопроса о существовании пути из варяг в греки — верховья Ловати. Однако до сих пор там не было проведено комплексной экспедиции. По большому счету, вообще никакой нормальной экспедиции в этом районе не было. Потому и находки из районов южнее Великих Лук (среднее течение Ловати, до которого она судоходной была и в значительно более позднее время) в доказательной базе сторонников пути не фигурирует. К тому же, археологические исследования в этом районе необходимо сопровождать многочисленными исследованиями кернов ила, торфа и почв. Только это может позволить подтвердить или опровергнуть мнение, будто Ловать в VIII-X веках была глубже, а неудачи реконструкторов — следствие ее обмеления с петровских времен. Пока это утверждение остается бездоказательным (при наличии косвенных доказательств того, что время это было более влажным, чем нынешнее).
Результаты такой экспедиции были бы крайне важны для разрешения проблемы существования в этих местах торгового пути. Если они будут отрицательными, это заставит коренным образом пересмотреть саму концепцию складывания русского государства. В таком случае на первоначальном этапе (как минимум, до Владимира I, конец X века) регионы Приильменья (Новгород), Подвинья (Полоцк) и Приднепровья (Киев) развивались, очевидно, независимо и объединены были не экономическими интересами, а военной силой. Что неизбежно накладывало отпечаток и на дальнейшую судьбу Северо-Западной, Западной и Южной Руси.

6. Серебряные реки Северной и Восточной Европы (текст Ю.Звягина)

Одним из лучших маркеров контактов между различными странами в раннем Средневековье (да и не только в нем) служат находки монет той или иной страны на территории другой. Распределение кладов может указать на старинные торговые пути. К тому же монеты позволяют часто достаточно точно датировать находки, поскольку либо на них отчеканены даты выпуска, либо можно проследить за изменением рисунка чекана.
Это всем известно. Однако, занимаясь, в связи с темой пути из варяг в греки, проблемами распределения кладов арабского серебра на территории Руси, Прибалтики, польского и немецкого Поморья и Скандинавии, я имел возможность убедиться: ученые разных стран имеют, зачастую, отвратительное представление о находках, сделанных в других государствах. Даже в самых уважаемых монографиях можно встретить значительные расхождения в числе, местоположении, а уж тем более, в составе кладов с чужих территорий. Говорить же о таком немаловажном показателе, как описание внешнего вида и состояния найденных монет, вообще не приходится. Между тем степень изношенности монеты может показать, к примеру, насколько интенсивно она использовалась в обращении. Если монеты в кладах практически не изношенные — стало быть, скорее всего они в обращении не использовались, а сразу прятались в землю. Это может помочь разобраться в вопросе: зачем серебро (да и золото, просто, его меньше) попадало в Восточную и Северную Европу. А стало быть, уточнить и пути этого поступления (торговля или плата за наем и грабежи), и причины захоронения (укрытие от грабителей в смутное время или запас на будущее и дар богам).
Между тем, насколько я знаю, сводного каталога серебра в указанном регионе не существует с 1910 года (каталог Маркова). По крайней мере, на русском — точно, но судя по ошибкам в определении состава русских кладов работах зарубежных исследователей, и на других языках тоже. Между тем, за это время было совершено множество новых находок. К примеру, исследования на Готланде активно начали развиваться, насколько мне известно, после Второй мировой. Однако ведущие российские историки пользовались явно устаревшими сведениями.
Создание нового сводного каталога серебра VIII-XI веков для циркумбалтийского региона (с полным описанием кладов и справкой об отдельных находках) стало бы серьезнейшим подспорьем для исследователей различных стран. Если к нему добавить серьезную справку о составе кладов в странах Халифата (чтобы можно было сравнить распространенность монет различной чеканки в разные эпохи в местах их чеканки) и Западной Европе (для более четкой маркировки путей поступления денег), это позволило бы создать достаточно стройную нумизматическую историю региона. Каталог должен быть переведен на языки стран региона.
Для выполнения задачи желательно объединение усилий исследователей нескольких стран (в идеале: Россия, страны Балтии, Польша, Германия, Швеция, Норвегия, Дания, Финляндия). Вряд ли найдется ученый-историк, владеющий всеми языками, чтобы быть способным разобраться четко во всем многообразии имеющихся в различных странах публикаций. Да и в хранилища, где находятся еще не описанные клады (а таковых, насколько я понял, множество), охотнее пустят своего. Во избежание недоразумений описания всех кладов должны быть сделаны по единой схеме. Желательно — с приложением фотографий наиболее характерных монет.

7. Загадка царевича Димитрия

15 мая 1591 года в Угличе произошло событие, во многом предопределившее дальнейший ход русской истории. При загадочных обстоятельствах погиб восьмилетний царевич Дмитрий — последний отпрыск Ивана Грозного и законный наследник московского престола. А может, и не погиб — на этот счет у историков существуют различные мнения.
Пожалуй, самым любопытным моментом в угличском деле является поведение одного из его главных фигурантов — Василия Шуйского. В 1591 году он возглавил следственную комиссию, направленную в Углич для расследования обстоятельств случившегося. Вернувшись в Москву, Шуйский доложил царю Федору Иоанновичу и земскому собору, что царевич погиб в результате несчастного случая, наткнувшись на нож в припадке эпилепсии.
Однако 14 лет спустя, в мае 1605 года, когда Москва открыла ворота перед человеком, которого обычно называют Самозванцем или Лжедмитрием, Шуйский принародно заявил, что это и есть самый настоящий, истинный царевич Дмитрий. По его словам выходило, что Борис Годунов в 1591 году приказал убить царевича, но мать Дмитрия спасла ему жизнь, подменив сына другим ребенком.
И наконец, еще через год, уже взойдя сам на московский престол, Василий Шуйский обнародовал свое последнее слово в этом деле. Оказывается, не было ни несчастного случая, ни чудесного спасения, а царевич Дмитрий действительно погиб в Угличе, зарезанный Борисовыми дьяками.
Ну что же, мы, наверное, не ошибемся, сказав, что еще ни один человек в мире не давал более противоречивых показаний. Очевидно, что в двух случаях из трех Шуйский нагло солгал. Но когда же с его уст слетело слово правды — в 1591, 1605 или 1606 году?
Сильная сторона версии о несчастном случае состоит в том, что в 1591 году следствие велось по горячим следам, а его итоги были оглашены перед царем и земским собором. Однако можно возразить, что всемогущий Борис Годунов был заинтересован именно а таком исходе дела.
У версии об убийстве царевича сильных сторон нет вообще. Эта история шита белыми нитками, и ни один серьезный историк ей никогда не верил. Уже Карамзин в 10-м томе своей «Истории государства Российского» хотел снять с Бориса «несправедливую охулку», как он выражался, и не сделал этого только потому, что побоялся выступить публично против официального мнения государства и Церкви.
Что касается версии о спасении царевича, то она совсем не так неправдоподобна, как может показаться на первый взгляд. У историков накоплено множество доказательств в ее пользу. И вполне может оказаться так, что на самом деле на московском престоле в 1605-1606 гг. сидел настоящий сын Ивана Грозного.
Во всяком случае, практически ни один крупный историк XIX в. не верил в тождество названного Димитрия (т.н. Лжедмитрия I) c Гришкой Отрепьевым (историография и современное состояние вопроса изложены в моей книге «Царевич Дмитрий — сын Грозного». М., 2005).
Таким образом, на сегодняшний день остался последний способ узнать истину, а именно: провести генетическую экспертизу скелета Ивана Грозного и останков угличского младенца, которые считаются мощами царевича Дмитрия. Если экспертиза покажет тождество их ДНК, то вопрос будет окончательно закрыт. Если же нет, то историческое сообщество должно будет приложить дополнительные усилия для установления истины.
Научная ценность данного исследования, помимо выяснения исторической истины, имеет две стороны:
1) Династическую, поскольку затрагивает вопрос о преемственности власти после смерти Ивана Грозного (последним Рюриковичем официально признается Федор Иоаннович, средний сын Грозного, но в свете вышеизложенного это может оказаться не так).
2) Религиозную, ибо мощи младенца, которого принимают за царевича Димитрия, в 1606 г. канонизированы Русской Православной Церковью. Таким образом, речь идет об уточнении личности святого.

И, конечно, нужно будет пересматривать концепцию Смуты. Если вдруг выяснится, что из пушки в сторону Литвы выстрелили прахом последнего Рюриковича.
Tags: история, наука
Subscribe
promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 174
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments