Сергей Эдуардович Цветков (sergeytsvetkov) wrote,
Сергей Эдуардович Цветков
sergeytsvetkov

Categories:

Догосударственный быт славян

В историческом плане отношение государства и этноса часто бывает довольно сложным. Во-первых, этнос и государство могут не совпадать территориально. Это несовпадение мы видим на многих примерах, в том числе на примере нашей страны. На протяжении довольно длительного исторического периода, вплоть до конца XVIII века, значительная часть русского народа проживала за пределами государства Российского. То же самое, увы, наблюдается и в настоящее время.

Во-вторых, историческое существование государства и этноса может не совпадать по времени. Если, скажем, русский народ выработал свои этнографические особенности в ходе сложения и развития древнерусской государственности, то славянский этнос в целом большую часть своего времени прожил вне или без государственных форм исторического бытия.

Тем не менее у древних славян, как и у других первобытных племен, разумеется, была своя определенная социальная организация и институты власти. В науке они получили название потестарных, т. е. догосударственных органов власти, которые выполняют в общем те же функции, что и государственные органы, но в отличие от последних не имеют политического характера.

Самые ранние письменные сведения о социальной организации древних славян относятся к VI веку н.э. По археологическим материалам мы знаем, что до эпохи Великого переселения народов славяне обитали на территории современной Польши и Германии, в бассейнах рек Висла, Одер и Эльба. В IV–V веках они приступили к колонизации тех европейских земель, на которых обитают и поныне. Начиная с VI века славяне, массами переселявшиеся на Балканский полуостров, сделались главным военным противником Византии. Это заставило византийских писателей обратить на них самое пристальное внимание. Наиболее подробное этнографическое описание славян содержится в сочинениях императора Маврикия и Прокопия Кесарийского, византийского военного и государственного деятеля. Оба жили в середине–второй половине VI века.

Византийские писатели, хотя и знают о племенном многообразии славянства, но все же говорят о славянах как о едином народе. Это соответствует современным историческим знаниям о наших предках. Весь древний период существования славянства — с VI тысячелетия до н.э. и по конец I тысячелетия н.э. — историки называют эпохой общеславянского единства. Имеется в виду, что все славянские племена выступали тогда единой этнографической массой, с более или менее общим для всех языком, культурой, мифологией, религией, социальной организацией и т. д. Поэтому сведения, сообщаемые Маврикием и Прокопием, в полной мере приложимы и к тем славянским племенам, которые несколько позже заселили территорию нашей страны.

Социальную организацию славянских племен Прокопий называет народовластием. В отличие от него, Маврикий полагает, что славяне пребывают в состоянии анархии и взаимной вражды, не зная порядка и власти, и добавляет, что у славян есть множество вождей, которые обыкновенно живут в несогласии друг с другом. Все это типично для родоплеменного общества. Но замечание Маврикия об «анархии» следует понимать в том смысле, что у славян не было единодержавия, подобного императорской власти, которая для византийских писателей являла единственный образец подлинно легитимной власти.

Политический статус славянских «вождей» и размеры их власти остаются для нас неясными. Византийские писатели обыкновенно употребляют по отношению к предводителям славян термин «архонты», который вообще прилагался к независимым правителям варварских племен и племенных объединений. Но вместе с тем целый ряд текстов позволяет сделать вывод о существовании среди славянских вождей определенной иерархии.

Например, другой византийский писатель Иордан, тоже живший в VI веке, рассказывает один эпизод, относящийся к славянской истории IV века. В то время на территории Северного Причерноморья существовала могущественная держава готов. Славянские племена, обитавшие на землях Восточного Прикарпатья, были подчинены готам и платили им дань. Но когда на готов напали степные племена гуннов, славяне отказались поддерживать своих угнетателей и выступили против них с оружием в руках. В первой стычке славяне одержали верх, но в конце концов победа осталась за готами. Чтобы удержать славян в повиновении, готский предводитель Винитарий прибегнул к террору. По его приказу были распяты славянский вождь по имени Бож, его сыновья и 70 знатных людей (Иордан называет их «первые», primarios). Интересно, что Иордан проводит равенство в титулатуре победителя и побежденного. И Винитарий и Бож названы у него королями (regem). Видимо, славянский князь Бож возглавлял крупный союз семидесяти славянских родов, во главе которых стояли менее крупные вожди или племенные старейшины. Вместе с тем рассказ Иордана свидетельствует о высоком внутриплеменном авторитете славянских вождей, так как расправа над верхушкой славян прекратила их сопротивление готам. Этот эпизод сравним с рассказом Тацита о том, как знатный германец Сегест советовал римскому полководцу Вару заключить в оковы вождей германского племени херусков. «Простой народ, — уверял он, — ни на что не осмелится, если будут изъяты его предводители».

Племенной знати, следовательно, уже принадлежала ведущая роль в управлении. Хотя по замечанию Прокопия все дела решались у славян сообща, термин «военная демократия», введенный в историческую литературу Энгельсом, строго говоря, неприемлем для определения общественного строя варварских народов. «Демократическая» стадия развития доисторических обществ — не более, чем иллюзия. В варварских коллективах власть изначально носила аристократический характер, то есть предполагала высокое личное значение вождя, исправлявшего высшие военные, судебные и жреческие функции, которые постепенно закреплялись за одним, «царским» родом. Под «демократизмом» властных отношений у славян, таким образом, следует понимать только непринудительный, добровольный характер связи знати и рядовых членов племени.

Важнейшей отличительной чертой социально-экономических отношений древнего славянского общества было то, что богатство и социальное неравенство еще не стояли в непосредственной связи друг с другом. Если сокровища и накапливались изначально в руках вождей, то формально принадлежали они все-таки племенному коллективу в целом, чьим олицетворением и являлся вождь. Разумеется, близость вождя к накопленным богатствам постепенно усиливала его социальный престиж и власть. Но в хозяйственном укладе племени или рода, равно как и в социально-экономических отношениях между их членами, богатство длительное время не играло существенной роли. Богатый человек не имел никаких преимущественных прав перед своими более бедными сородичами и соплеменниками.

Славянское общество было по преимуществу обществом свободных сородичей. Однако в нем уже существовал институт рабства. Рабами были пленники — мужчины, женщины и дети, захваченные в чужих землях во время военных походов. В VI столетии, по сведениям византийских авторов, их количество исчислялось уже десятками тысяч. Правда, рабство не было пожизненным. По истечении некоторого, точно установленного срока пленным предоставлялось на их усмотрение — вернуться домой за известный выкуп или остаться среди их бывших хозяев в качестве «свободных людей и друзей». Это показание Маврикия находит соответствие в древнерусском фольклоре. В былине о Чуриле Плёнковиче говорится, как этот богатырь попал в услужение к князю Владимиру, фактически став его домашним рабом. Затем, по прошествии некоторого времени, Владимир даровал Чуриле свободу в следующих словах:

Да больше в дом ты мне не надобно.
Да хоша в Киеви живи, да хоть домой поди.


Четкого, определенного законом (или даже обычаем) места для рабов в социально-экономическом укладе раннеславянского общества еще не было, а работорговля практически отсутствовала. Полон захватывали, во-первых, ради получения выкупа, причем выкупа коллективного и, следовательно, весьма прибыльного, так как в роли выкупающей стороны выступали в большинстве случаев византийские власти — государство и Церковь; и, во-вторых, для пополнения убыли мужского населения в военных походах — за счет тех пленников, которые после своего освобождения соглашались стать членами славянских родов. Род, племя выступали главными собственниками и распорядителями захваченного полона, а отдельные члены племени были, по сути, всего лишь временными пользователями рабского труда, в котором, впрочем, еще не существовало особой хозяйственной нужды. До своего выкупа или освобождения по сроку пленники выполняли роль домашних слуг, женщины зачастую становилась наложницами. Некоторую часть пленных использовали в качестве, так сказать, «алтарного мяса», то есть для ритуальных жертвоприношений, но этот кровавый обычай в средневековую эпоху отмечен только у славян Балтийского региона.

Вот собственно и все, что можно сказать определенного о социальной организации славян в эпоху общеславянского единства на основании раннесредневековых письменных памятников.
Tags: древние славяне
Subscribe
promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 174
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments