Сергей Эдуардович Цветков (sergeytsvetkov) wrote,
Сергей Эдуардович Цветков
sergeytsvetkov

Category:
  • Mood:

Пиры и посты сэра Вальтера Скотта

Вальтер Скотт принадлежал к небогатому, хотя и древнему шотландскому роду. Его прадед добывал себе пропитание грабежом. Когда в доме кончались припасы, жена этого достойного человека подносила супругу на тарелке шпоры и тот, надев их, отправлялся на охоту за стадом овец какого-нибудь из своих соседей.




Отец писателя был адвокатом, содержавшим свои дела далеко не в блестящем порядке (после его смерти семье понадобилось 15 лет, чтобы уплатить его долги). Молодой Вальтер двинулся поначалу по отцовскому пути, получив место в адвокатской конторе. На первое выданное ему жалованье он купил матери серебряный подсвечник, а себе — большой ночной колпак.

Когда к Вальтеру Скотту пришла литературная слава, а вместе с ней огромные деньги и звание пэра, писатель сразу изменил привычки бедной юности. Теперь он пожелал быть настоящим английским лордом, владельцем собственного замка.







Свои немыслимые даже по современным меркам литературные гонорары Вальтер Скотт тратил на обустройство поместья Эбботсфорд, в котором он решил воплотить свой идеал дома — «роман из камней и известки». Писатель отправлял туда, по его же выражению, груды «немыслимого барахла», купленного в антикварных лавках и на аукционах. В музее Эбботсфорда хранились многие раритеты: ружье Роб Роя, шпага Карла I, старинные издания и рукописи.



Жизнь в Эбботсфорде требовала больших расходов. Замок постоянно был полон гостей и туристов; в Эбботсфорд приходили посылки и письма со всего света, за которые писатель должен был платить почте из своего кармана 150 фунтов стерлингов в год. Он угощал гостей роскошными блюдами, хотя сам не любил роскошь и предпочитал виски — шампанскому и бараний бок с пудингом — изысканности великосветской кухни. Но для друзей Вальтер не жалел денег, и роскошь удваивалась, когда публиковался новый роман: тогда по изобилию блюд обеды в Эбботсфорде напоминали легендарные пиры короля Артура. Тут поднимали бесконечные тосты за здоровье Великого Незнакомца, и хозяин, все еще хранивший свое авторство в секрете, несмотря на то что имя его уже было известно широкой публике, улыбаясь, обещал сообщить таинственному романисту о чести, оказанной ему, и насладиться видом его радости. Затем Вальтер принимался потчевать гостей анекдотами игривого содержания.



Вечера заканчивались тем, что гости начинали умолять: «Одну главу! Только одну главу!» — и хозяин благосклонно начинал чтение нового романа.



Хотя зачастую обед заканчивался далеко за полночь, в пять часов утра Вальтер неизменно садился за письменный стол.



Вальтер Скотт любил грубоватый народный юмор. К числу его любимых анекдотов относился, например, следующий. Двое джентльменов состязались в том, кто лучше зарифмует свою фамилию. Первый сказал:

— Я, Джон Мактрой,
Спал с твоей сестрой.

«Неправда!» — возразил второй. «Зато в рифму», — ответил первый. Второй в свою очередь сказал:

— Я, Джордж Грин,
Спал с твоей женой.

«Не в рифму!» — обрадовался победитель состязания, Джон. «Зато правда», — утешил себя Джордж.
Рассказывая гостям о происхождении шотландских баронов, Вальтер Скотт не упускал случая поведать об одном паромщике, который однажды перевозил королеву Марию Стюарт со свитой. Неожиданно произошел конфуз: королева, что называется, пустила ветры; но паромщик, не растерявшись, спас честь ее величества, извинившись от своего лица перед лордами. Благодарная королева тут же, на пароме, произвела его в бароны.



Последние годы жизни писателя были отравлены финансовыми неурядицами и работой на износ для того, чтобы добыть средства к существованию. В это время Вальтеру Скотту пришлось изменить свои привычки. Теперь каждое утро он вставал без четверти семь, отвечал на письма и в четверть десятого садился за завтрак, который состоял из одного яйца. Затем он диктовал своему секретарю несколько новых страниц очередного романа. В час дня Скотт выходил на свежий воздух. Перенесенный им апоплексический удар сделал для него прогулку слишком мучительным занятием, поэтому писатель обыкновенно выезжал на смирном пони. В три часа он вновь садился за письменный стол, чтобы занести свои мысли в «Дневник» или заняться мелкими литературными делами. В четыре часа подавали обед — суп, кусочек вареного мяса и стакан пива. После этой нехитрой трапезы, прихватив с собой полстаканчика виски или джина, Вальтер Скотт шел в кабинет отдохнуть, а в шесть приходил секретарь, и писатель снова диктовал до девяти-десяти вечера. Завершался день тарелкой овсянки с молоком.



Вальтер Скотт не был бы истинным сыном своей страны, если бы не имел привычки к спортивным занятиям. И это тем более удивительно, что в детстве писатель переболел детским параличом, который привел к атрофии мышц правой ноги и пожизненной хромоте. Несмотря на это, в число его спортивных увлечений входили альпинизм, верховая езда и охота. Удачным выстрелом писатель гордился гораздо больше, чем любым из написанных романов.
Tags: Англия, литература, привычки знаменитостей
Subscribe
promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 174
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments