June 18th, 2021

Куда ушли изъятые во время голода 1921 года церковные ценности?

Новые сведения из рассекреченных источников

Можно сказать, что основу экономических успехов НЭПа составляли несколько миллионов трупов людей, погибших во время голода в начале 1920-х:  более 80 % отобранного в храмах серебра «для голодающих Поволжья» ушло на Монетный двор, для чеканки нового советского серебряного рубля.

Рабочие Харьковского завода разбивают церковную утварь.  Украинская ССР. 1922 год. Фото РИА Новости
Рабочие Харьковского завода разбивают церковную утварь. Украинская ССР. 1922 год. Фото РИА Новости
Collapse )
promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 195
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Революция и лошади

Революция шла полным ходом. Власть обосновалась, укрепилась как будто и окопалась в своих твердынях, оберегаемая милиционерами, чекистами и солдатами, но жизнь, материальная жизнь людей, которым эта власть сулила счастье, становилась всё беднее и тяжелее. Покатилась жизнь вниз. В городах уже показался призрак голода. На улицах, поджав под стянутые животы все четыре ноги, сидели костлявые лошади без хозяев. Сердобольные граждане, доставая где-то клочок сена, тащили его лошади, подсовывая ей этот маленький кусочек жизни под морду. Но у бедной лошади глаза были уже залиты как бы коллодиумом, и она уже не видела и не чувствовала этого сена – умирала… А поздно ночью или рано утром какие-то обыватели из переулков выходили с перочинными ножиками и вырезали филейные части лошади, которая, конечно, уже не знала, что всё это делается не только для блага народа, но и для её собственного блага…

(с) Ф. Шаляпин
1917-1918

Collapse )

Экзамен для трэвел-блогера по-гумилёвски

Владимир Нарбут
Владимир Нарбут

В 1913 году поэт Владимир Нарбут неожиданно исчез из Петербурга. Его друзья недоумевали. Никто не знал, куда он уехал и когда вернется.

Объявился же он так. Далее предоставляю слово Георгию Иванову (книга воспоминаний «Петербургские зимы»):

«Во все петербургские редакции пришла краткая, но эффектная телеграмма:

"Абиссиния. Джибути. Поэт Владимир Нарбут помолвлен с дочерью повелителя Абиссинии Менелика".

Collapse )