December 5th, 2018

Столыпин: молодость реформатора

Своих предков Петр Аркадиевич знал с ХVI века и видел их дела, запечатленные в судьбе Отечества. Род Столыпиных занесен в родовые дворянские книги по Пензенской и Саратовской губерниям (Государственная деятельность председателя совета министров статс-секретаря П. А. Столыпина. СПб., 1911, ч. 3, с. 259 – 260). Первым в летописи упоминается Григорий Столыпин (конец ХVI века). Его потомки в ХVIII веке уже принадлежали к высшим слоям дворянства. Алексей Емельянович (1744 – 1817) в браке с М. А. Мещериновой имел пятерых сыновей и пятерых дочерей, среди них Александр адъютант А. В. Суворова, Николай офицер, растерзанный толпой во время Севастопольского бунта 1830 года, Аркадий сенатор, друг М. М. Сперанского выдающегося государственного деятеля и реформатора.

Оригинал статьи на моем авторском сайте "Забытые истории. Всемирная история в очерках и рассказах"

Collapse )
promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 189
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

На руинах западных ценностей

Бен Шапиро (американский консервативный политический комментатор, писатель и юрист):

«Америка переживает кризис смысла. А мы восполняем свою потребность в смысле всем, что попадается в наше распоряжение: наркотиками, этнической солидарностью, политической травлей. Проблема в данном случае заключается не в капитализме и его предполагаемых излишествах и не в классическом либерализме и связанным с ним разобщением людей. Проблема в том, что, пока против нас действует ряд центробежных сил, у нас очень мало центростремительных сил, способных удержать нас вместе.

Эти силы раньше были очевидны: церковь, семья, местное сообщество. Мы разделяли определенные базовые иудейско-христианские ценности: веру в ответственность человека за принятие решений, заботу о ближнем на социальном уровне, почитание нашего наследия индивидуальных прав при выполнении индивидуальных обязанностей во имя нравственности.

Все это давало нам смысл и цель. Но теперь эти ценности разорваны в клочья. В течение десятилетий левые в политике критиковали общественные институты, которые нас ограничивали. Церковь, вместо того чтобы действовать как объединяющая сила, стала изображаться как теократический диктатор; семья, вместо того, чтобы выступать в качестве защитника детей и бастиона для женщин, стала расцениваться как патриархальный институт тирании; местные сообщества, вместо того чтобы считаться источником инновации и общественной поддержки, стали рассматриваться как мучительный оплот провинциальности. Эти институты были стерты с лица земли; нас освободили от них, объявив, что мы были их жертвами.

Остались только руины».

Collapse )