November 30th, 2018

Отравители, или Огненная палата короля Людовика XIV

В начале 1670-х годов в Париже разразился самый громкий скандал за все время царствования Людовика XIV. Он был связан с процессом над отравителями, взбудоражившим воображение парижан.

Оригинал статьи на моем авторском сайте

Эта история началась с того, что некий итальянец Экзили, занимавшийся поисками философского камня, обнаружил яд без наружных следов действия, который впоследствии был окрещен остряками «порошком наследства». Его ученик, офицер Сен-Круа, уговорил маркизу де Бренвилье, свою любовницу – молодую, живую женщину с большими выразительными глазами – попробовать этот яд на ее отце, судье д'Обре, который препятствовал их связи. Маркиза не смогла отказать милому и отправила отца на тот свет, благополучно избежав подозрений в отравительстве. Затем настал черед обоих ее братьев и невестки – уже из-за богатого наследства. Видимо, маркиза была психически ненормальной женщиной: вскоре она дала яд и своей малолетней дочери, так как заметила, что она взрослеет (так записано в чудовищном дневнике маркизы, в котором она вела учет своих жертв). Кроме того, маркиза и ее любовник клали яд в паштеты из голубей и потчевали ими своих гостей и сотрапезников – просто для развлечения.

Семидесятилетний священник Стефан Гейбург изобрел другой знаменитый яд «avium risus» («смех птиц»), от которого умирали в припадке безудержного смеха, так как у отравившегося им возникала подъязычная опухоль. Известные в Париже гадалки и прорицатели Ла Вуазен, Лесаж и Вигуре воспользовались изобретениями Экзили и Гейбурга и начали не только предсказывать наследникам смерть богатых родственников, но и способствовать ей. Их почитали за людей, имевших необыкновенные познания в тайных науках. В судебных протоколах неоднократно упоминается, что они давали яд тем, кого их просили отравить, под видом чудодейственного средства, якобы наделявшего человека даром ясновидения и узнавания мест сокрытия сокровищ. Несколько священников помогали им в этом деле, весьма своеобразно причащая богатых больных. Они продавали ядовитые снадобья и служили молебны об успехе отравления перед распятием, поставленным вверх ногами. Подпольные черные мессы служились ими едва ли не чаще, чем литургии в церквах. Тот же Гейбург показал на суде, что гофмейстер королевского двора неоднократно привозил к нему знатных женщин, желавших забеременеть, и он читал над их обнаженными животами молитвы и заклинания, вроде следующего: «Я заклинаю вас, духи, коих имена означены на сей бумаге, исполнить волю и намерение той особы, для которой я служу молебен».

Collapse )
promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 189
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

На лбу написано



«Да у него всё на лбу написано» — так говорят о человеке, чье выражение лица ясно свидетельствует о его характере, намерениях и переживаниях.

Это невинное, на первый взгляд, выражение связано с жестоким обычаем прошлого — клеймением. Подобное наказание существовало еще в Древнем Риме, где клеймению подвергались люди, виновные в злостном навете. На лбу таких любителей попортить жизнь соседу выжигалась буква «К» — первая буква латинского слова калюмниатор» (calumniator) — клеветник.

В России власти впервые прибегнули к клеймению в 1662 году, после подавления народного восстания в Москве, известного под названием «Медный бунт». Это был протест против денежной реформы царя Алексея Михайловича. В то время в стране остро ощущалась нехватка серебра для чеканки денег (надо заметить, что первый серебряный рудник на территории России был открыт лишь в середине XVIII века, а до этого времени все серебро было привозным). В связи с дефицитом драгоценного металла велено было чеканить медные полтинники, гривенники и алтыны, номинальная стоимость которых приравнивалась к стоимости серебра. Выпуск малоценных медных денег с принудительным курсом повлек за собой рост цен и как следствие — взрыв народного возмущения.

Collapse )