?

Log in

No account? Create an account

Забытые истории

История — это не то, что было, и даже не то, что осталось. История — это то, что нам рассказали

Валенки (военная быль)
sergeytsvetkov
И теперь, когда все мы скорбим и печалимся,
потому что все опечалены, будешь ли ты
печалиться об одном сыне твоём?
3 Ездры, 10:8

Немцы пришли в Устье в первых числах января 42-го. В бутырке Анны Егоровны поселились трое. Один из них — совсем молодой парень с худым, обмороженным лицом — показался Анне Егоровне сверстником Васи, осенью ушедшего на фронт.

Она перебралась жить в рассохшуюся баню, стоявшую на отлогом берегу реки, через дорогу. Взяла с собой только письмо Васи с фотографией, вложенной в конверт. Пока что это было единственное письмо от него. Он писал, что служит недалеко от Устья, в райцентре, и, как только представится возможность, обязательно приедет повидаться. Анна Егоровна читала письмо сына ежедневно, порой по несколько раз, хотя оно давно было затвержено ею наизусть. Но ей было важно касаться пальцам этого тетрадного листа из серой бумаги в крупную клетку, который держала рука сына, выводить вместе с ней глазами каждую букву, физически ощущать нажим химического карандаша.

Хотела она взять с собой и белые с красивой кожаной оторочкой валенки — Васин подарок с первой зарплаты после окончания им ремесленного училища, да молодой немец, увидев, как она надевает их у порога, с восхищённо-сердитыми выкриками забрал их у неё. Пришлось надеть оставшиеся от мужа (он пропал без вести в финскую войну) старые ботинки, большие, тяжёлые, из местами потрескавшейся, но всё ещё надёжной кирзы.

На следующий день всех взрослых устьинцев погнали на работу — рыть окопы на пустоши Барбач, лежавшей на востоке за деревней, между рекой и лесом. Тиханыч, пьющий бессемейный мужик, уцелевший из-за своей астмы от осенних мобилизаций и назначенный теперь немцами старостой, определил Анну Егоровну в бригаду, посланную рубить лес для брустверов.

Read more...Collapse )

promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 165
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Федор Толстой-Американец: дуэлянт, патриот и острослов
sergeytsvetkov
Дуэлянт и путешественник, патриот и сорви-голова, Федор Иванович Толстой стал легендой еще при жизни. Чего стоило одно начало его службы! В 1803 году юный Толстой самовольно покинул казармы, намереваясь принять участие в первом в России испытании воздушного шара. На беду именно в этот день полковнику пришло в голову произвести внеочередной полковой смотр. Наутро разгневанный командир при всех отчитал Толстого как нашкодившего мальчишку. Вскипевший кадет плюнул полковнику в лицо, а потом еще и тяжело ранил его на дуэли.

Чтобы отвести грозу от молодого человека, родственники устроили Федора на корабль Крузенштерна, отправлявшегося в свою кругосветную экспедицию. Однако новоиспеченный матрос и здесь так достал своими хулиганскими выходками всю команду, что в районе Аляски его ссадили с корабля на необитаемый остров. Толстой прожил Робинзоном несколько месяцев, пока его не подобрало проходившее мимо судно. С этого времени за ним прочно закрепилось прозвище Американец.

Read more...Collapse )

1984-2018, или Искусство управления
sergeytsvetkov
"Они рождаются, растут в грязи, в двенадцать лет начинают работать, переживают короткий период физического расцвета и сексуальности, в двадцать лет женятся, в тридцать уже немолоды, к шестидесяти обычно умирают. Тяжелый физический труд, заботы о доме и детях, мелкие свары с соседями, кино, футбол, пиво и, главное, азартные игры – вот и все, что вмещается в их кругозор. Управлять ими несложно. Среди них всегда вращаются агенты полиции мыслей – выявляют и устраняют тех, кто мог бы стать опасным; но приобщить их к партийной идеологии не стремятся. Считается нежелательным, чтобы пролы испытывали большой интерес к политике. От них требуется лишь примитивный патриотизм – чтобы взывать к нему, когда идет речь об удлинении рабочего дня или о сокращении пайков. А если и овладевает ими недовольство – такое тоже бывало, – это недовольство ни к чему не ведет, ибо из-за отсутствия общих идей обращено оно только против мелких конкретных неприятностей. Большие беды неизменно ускользали от их внимания".
Read more...Collapse )