May 29th, 2018

Россия, русские

Ничего, или Девиз русского народа



Для словечка «ничего» характерна необычная широта смыслового применения. Это подметил еще друг Пушкина, князь Петр Андреевич Вяземский, который как-то написал: «Есть на языке нашем оборот речи совершенно нигилистический, хотя находившийся в употреблении еще до изобретения нигилизма и употребляемый доныне вовсе не нигилистами. ”Какова погода сегодня?“ — Ничего. — ”Как нравится вам эта книга?“ — Ничего. — ”Красива ли женщина, о которой вы говорите?“ — Ничего. "Довольны ли вы своим губернатором?" – Ничего. И так далее. В этом обороте есть какая-то русская, лукавая сдержанность, боязнь проговориться, какое-то совершенно русское себе на уме».

Collapse )
promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 177
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
Россия, русские

Пропавшая родословная Ломоносова



До середины XVIII века единой упорядоченной орфографии в России не существовало: грамотные люди писали как Бог на душу положит. Первым о принципах научной орфографии задумался, как обычно, Михаил Васильевич Ломоносов.

Правда, в эту сугубо академическую проблему наш универсальный гений привнес немалую толику своего горячего нрава. Например, некоторым буквам, усложняющим правописание, он вообще отказывал в праве на существование. Про «твердый знак» Ломоносов говорил: «немой место занял, как пятое колесо!». Выступал против «вновь вымышленного» «Э» в пользу старинного «Е» и упрямо писал: «ефир», «електричество», «поезия». И, наконец, просто требовал упразднить «фиту». Когда Сумароков спросил Ломоносова, почему же именно «Ф», а не «фиту» решил тот оставить в русском алфавите, Ломоносов с усмешкой отвечал:
— Ета литера стоит подпершися, и, следовательно, бодрее!

Collapse )