May 25th, 2018

Россия, русские

О трудности понимания исторических явлений

О трудности понимания Ð¸ÑÑ‚Ð¾Ñ€Ð¸Ñ‡ÐµÑÐºÐ¸Ñ ÑÐ²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ð¹Наше сознание засорено понятиями и категoриями, выросшими не на русской почве. Задумываясь об окружающем, мы размышляем о нём на чужом языке, подыскивая явлениям русской жизни иностранные понятия и легко утешаясь тем, что хотя это, бьггь может, и не то же самое, но нечто весьма похожее. В результате у нас сложился круг представлений, не соответствующих ни отечественным, ни иностранным явлениям. Используя европейские политические и философские понятия, мы не только не достигаем понимания родной действительности, но и теряем саму способность понимать её. Не умея назвать житейские явления их настоящим именем, мы не можем и представить их в настоящем виде. Сквозь призму таких представлений русская история, весь уклад отечественного быта видится нам безотрадной бессмыслицей, набором вопиющих нелепостей. В лучшем случае от нeпонимания мы переходим к равнодушию, в худшем — к ненависти и охаиванию собственного прошлого.

Collapse )
Buy for 60 tokens
Это современная история кровавой мести – трагедия, каких быть не должно. Однако это случилось и молчать об этом опасно и даже преступно. Фото: архив Резы Дегати Цель моего поста не сеять межнациональную рознь, скорее наоборот, мы должны знать правду, о тех событиях, чтобы они больше…
Россия, русские

Резюме XVI века

В эпоху Возрождения при приеме на работу тоже требовалось резюме. И, например, Джордано Бруно отрекомендовался ректору Оксфордского университета следующим образом:

«Филотео (греч. «друг Бога». — С. Ц.) Джордано Бруно Ноланец (уроженец Нолы. — С. Ц.), доктор самой изощренной теологии, профессор самой чистой и безвредной магии, известный в лучших академиях Европы, признанный и с почетом принимаемый философ, всюду у себя дома, кроме как у варваров и черни, пробудитель спящих душ, усмиритель наглого и упрямого невежества, провозвестник всеобщего человеколюбия, предпочитающий итальянское не более, нежели британское, скорее мужчина, чем женщина, в клобуке скорее, чем в короне, одетый скорее в тогу, чем облеченный в доспехи, в монашеском капюшоне скорее, чем без оного, нет человека с более мирными помыслами, более обходительного, более верного, более полезного; он не смотрит на помазание главы, на начертание креста на лбу, на омытые руки, на обрезание, но (коли человека можно познать по его лицу) на образованность ума и души. Он ненавистен распространителям глупости и лицемерам, но взыскан честными и усердными, и его гению самые знатные рукоплескали…»

Collapse )