Забытые истории

История — это не то, что было, и даже не то, что осталось. История — это то, что нам рассказали

Христианство и культ императоров
sergeytsvetkov


Историческое грехопадение христианства имеет свою точку отсчёта.

Конфликт ранних христианских общин с языческим миром в Римской империи приобрёл особую остроту не столько потому, что христиане отказывались почитать языческих богов, сколько потому, что они отрицали культ императоров.

Римляне вообще проявляли большую терпимость к религиям других племён и народов. Объявляя неприкосновенным богопочитание каждого из покорённых народов, римские власти надеялись расположить к себе побежденных и снискать покровительство их богов. Различные чужеземные культы свободно отправлялись повсюду в империи — не только в провинциях, но и в самом Риме, где от чужеземцев требовалось лишь соблюдать уважение по отношению к римскому государственному культу и отправлять свои обряды частным образом, не навязывая их другим.

Read more...Collapse )

promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 159
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Удивительные знакомые Германа Лопатина, или Сближение эпох
sergeytsvetkov
Герман Александрович Лопатин (1845−1918) был легендой русского революционного движения. Член Генерального совета I Интернационала, первый переводчик «Капитала» Маркса в России, он прожил долгую жизнь, которую сам же делил на две жизни: «первую» — до заключения в Шлиссельбургскую крепость (1887) и «вторую», начавшуюся после выхода на волю в 1905 году. Кого только он не перевидал на своем веку — Маркса и П.Л. Лаврова, И.С. Тургенева и Г.И. Успенского. Но были у него и еще более удивительные знакомцы.

Писатель Марк Алданов вспоминал один свой рaзговор с Лопaтиным, в котором тот, говоря с обычным блеском и юмором о политических новостях дня, сослaлся нa словa, скaзaнные ему «Алексaндром Ивaновичем».

— Кaкой это Алексaндр Ивaнович? — спросил Алданов и нaзвал фaмилии двух политических деятелей, бывших в рaзное время военными министрaми Временного Прaвительствa.

— Дa нет, не Гучков и не Верховский, — нетерпеливо ответил стaрик. — Герцен. Александр Иванович Герцен.

Лопaтин был «человеком из прошлого века» и все это знaли. Тем не менее ссылкa — в 1918 году — нa личную беседу с Герценом производилa своеобрaзное впечaтление, которого Алданов не скрыл от своего собеседникa.

— Это что! — скaзaл, рaссмеявшись, Гермaн Алексaндрович. — Я вaм не то еще скaжу. Меня в детстве воспитывaлa няня, умершaя у нaс в доме стодесятилетней стaрухой. Тaк вот этa добрaя женщинa в молодости своей лично знaлa Пугaчевa, который дaже кaк-то подaрил ей пятaк. Сделaйте вывод: мы с вaми рaзговaривaем о коммунистической республике Ленинa, a у меня были общие друзья с Пугaчевым.

Read more...Collapse )

?

Log in

No account? Create an account