April 2nd, 2018

Вологда — город, который мог бы стать Москвой

Вологда – один из тех старинных городов, дата основания которых доподлинно неизвестна. Местное предание делает Вологду ровесницей Москвы. Иван Грозный вознамерился сделать ее своей главной опричной резиденцией, а, может быть, и новой столицей Русского государства.

Расстояние от Москвы до Вологды (480 км) преодолевается на машине, если не гнать, часов за семь.

В городе проживает почти 300 тыс. человек, так что это довольно крупный провинциальный центр.



Collapse )
promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 189
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
Россия, русские

Несчастные, вас больше не любят!

Мысли, как и музыкальные темы, витают в воздухе…

Писатели ХХ века — их можно уважать, ими можно восхищаться, ими можно болеть (переболеть), но их нельзя любить.

Такая вот мысль однажды пришла мне в голову.

А потом я прочитал в «Дневнике» Витольда Гомбровича развёрнутое эссе на эту тему:

«Когда-нибудь мы узнаем, почему в нашем веке столько великих художников написали столько нечитабельных произведений. И каким чудом эти нечитабельные и нечитанные книги стали событием столетия и получили известность. С истинным удивлением, с неподдельным признанием прерывал чтение многих книг, которые оказывались для меня слишком скучными. Потом когда-нибудь выяснится, от какого несчастного брака творца с читателями рождаются произведения, лишенные художественной сексапильности. Какой позор! Иногда у меня создается такое впечатление, что среди нас, писателей, живет какая-то глупость, которая портит все, что мы делаем, от которой мы не умеем защититься, поскольку она все еще неопознанна. Иногда абсурд появляется с бесстыдством раскоряченной девки; несколько дней тому назад со мной нечто такое имело место. Сижу я в баре. Подходит один аргентинец, чтобы показать мне сборник чилийского поэта Пабло Де Рокха — том размерами с маленький чемоданчик. Смотрю я на этот чемоданчик. Открываю. В середине четыре фотографии автора и три фотографии его жены (тоже поэтесса), дальше — оттиск манускрипта, вступление от автора, в котором он говорит, что "эти поэмы он посвящает чилийскому народу" (или что-то в этом духе), здесь же множество других добавлений. Перескакиваю через несколько страниц, читаю:
"Преступные лица выкрикивают свой бледный треугольник".
"Солнце мощно звучит в солнечной системе, воз мусора полон молний".
"Буря войны в урагане каждого дня сообщает о себе грохотом сумерек"...
Я цитирую, может, не очень точно, но и так видно, что совсем неплохо, приличный класс. Но...
Аргентинец сказал: "Это великий поэт".
Я ничего не отвечаю. Ноль. С этим громадным томищем, лежащим у мен на коленях, с этим гигантским предметом... материальная величина вещи сокрушала меня, как сапог. Я понимал: что бы я ни сказал из того, что хотел сказать, он ответит, что я не понимаю поэзии, что я не проник в чилийскую душу, что я не чувствую метафоры или не улавливаю скрытого трепета слова. Поэтому пообещал ему, что прочту, и пошел домой, таща свою ношу, которую дома положил в уголок, а через несколько дней мне пришлось снова взять ее и отнести аргентинцу обратно, что и сделал, а когда этот громадный предмет в конце концов оказался вне меня, я еще был вынужден пробурчать какие-то слова, которые соединились в космосе со всеми словами, сказанными другими носильщиками при других обстоятельствах, чтобы воздать маэстро Де Рокха вечную славу в небесах, аминь.
Да, да... Но том Де Рокха – всего лишь карикатурное увеличение микроба, этого тайного стыда литературы, - она больше не притягивает, не манит. Несчастные! Вас больше никто не любит! Вы никому больше не нравитесь! Вы больше никого не волнуете! Вас только ценят — не больше...
Вы — свидетельство достоинств человеческого Духа и величия Искусства, но люди вас не любят».

Collapse )
Россия, русские

О шайках больших и маленьких

“Если мы отбросим (или устраним) право и справедливость, то что такое государство, как не большая шайка разбойников? И что такое шайка разбойников как не маленькое государство?”.
(Блаженный Августин “О граде Божием”).

С этой т.зр. государство РФ и какие-нибудь кущёвские цапки - явления одного порядка, просто разного масштаба, т.к. оба плюют на право и на справедливость.

Collapse )