April 6th, 2016

Россия, русские

Беллетризация невежества

С прискорбием констатирую, что многие популярные писатели, обращаясь к русской истории, беллетризируют свое невежество и "пасквильное" видение прошлого.
Пример:

"Из хорошей дворцовой семьи, да оно и по имени-отчеству видно — Дормидонт Кузьмич. Все наши, из природных служителей, получают при крещении самые простые, старинные имена, чтоб в мире был свой порядок и всякое человеческое существо имело прозвание согласно своему назначению. А то что за лакей или официант, если его зовут каким-нибудь Всеволодом Аполлоновичем или Евгением Викторовичем? Один смех да путаница".
(Б.Акунин. Коронация, или Последний из Романов)

Вот известные носители имени Доримедонт (в просторечии Дормидонт):
Доримедонт Доримедонтович Соколов — (1837—1896, Санкт-Петербург) — архитектор, инженер, педагог, директор института гражданских инженеров императора Николая I, профессор архитектуры.
Доримедонт Васильевич Соколов (?-1855 ) — протоиерей-переводчик.
Дормедонт Арефанович Трафимович — подполковник, кавалер ордена св. Георгия IV степени.
Дормедонт Степанович Наумов — полковник, кавалер ордена св. Георгия IV степени.

Как видите, потомственных лакеев и официантов среди них нет.
В то же время в архивах Житомира упоминается лакей Всеволод Вукин (1608).

Collapse )
promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 178
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
Россия, русские

Король-женщина, или Последний из Валуа

Французский король Генрих III Валуа словно воскресил тип изнеженных и развращенных цезарей времен упадка Римской империи.

Генрих III был сыном Генриха II и Екатерины Медичи и в молодости, во время царствования Карла IX Валуа, своего брата, носил титул герцога Анжуйского.

Когда он был еще ребенком, фрейлины его матери, Екатерины Медичи, часто наряжали его в женское платье, опрыскивая духами и украшая, как куклу. От такого детства у него остались не совсем обычные привычки — носить кольца, ожерелья, серьги, пудриться и оживлять губы помадой.

Впрочем, в остальном он был вполне нормальным принцем: участвовал во всех придворных попойках, не пропускал ни одной юбки и даже, по свидетельству хрониста, заслужил славу «самого любезного из принцев, лучше всех сложенного и самого красивого в то время».

Collapse )