sergeytsvetkov

Categories:

Русская звезда художественного Парижа. Часть 1

В одном из залов Люксембургского музея в Париже есть скульптурная композиция: молодой гений, умирающий у ног ангела.

1. Бессмертие

Глаза умирающего устремлены на табличку, которую ангел держит в руке. Это список с именами художников, умерших молодыми и заслуживших посмертную славу. Статуя так и называется «Бессмертие».

Среди восьми французских имён только одно женское, русское — Марии Башкирцевой.

Она стала первым русским художником, чьи работы приобрёл Лувр, и оставила после себя 150 картин, 200 рисунков, многочисленные акварели. В России она всё ещё словно чужая прекрасная птица.

Она родилась не в 1860 г., как долгое время утверждалось, да и теперь утверждают многие издания её «Дневника». Согласно записям, найденным в Национальной библиотеке Франции, дата её рождения — 12 (25) ноября 1858 года.

2.Гавронцы

Она родилась в имении Башкирцевых в селе Гавронцы (Гайворонцы) под Полтавой. В восьми километрах от села находилась воспетая Гоголем Диканька, родовое имение князя Кочубея.

Дед Марии по отцовской линии, Павел Григорьевич Башкирцев, был столбовым дворянином, по профессии военным. После Крымской войны его произвели в генералы. Он оставил после себя пятерых детей – четырёх дочек и сына Константина – будущего отца Марии.

Константин Башкирцев был видной фигурой в Полтавской губернии — занимал должность местного предводителя дворянства. По материнской линии Мария принадлежала к дворянскому роду Бабаниных. Её мать, тоже Мария по батюшке Степановна, была наполовину француженкой – её отец женился на некой Жюли Корнелиус, «кроткой и хорошенькой девушке, пятнадцати лет».

3.Мать. Рисунок Марии Башкирцевой. 1878

Мария Башкирцева была зачата, как говорили тогда, в грехе, то есть до официального брака. Кстати, возможно, именно поэтому её мать впоследствии убрала два года из биографии дочери – не хотела, чтобы стало известно о её добрачной связи. Немаловажно, что Константин Башкирцев, известный ловелас, женился, будучи больным сифилисом. Поэтому семейная жизнь была недолгой. После двух лет брака супруги разъехались, и мать Марии, прихватив с собой дочку и сына Павла (или Поля, как его называли в семье), переехала к своим родителям в имение Черняковку, Харьковской губернии.

Константин Башкирцев очень переживал разрыв с женой. Однажды он решился на отчаянный поступок и выкрал из имения тестя свою семилетнюю дочь и её брата. Тесть с тёщей почти силой отбили детей.

Семейство Бабаниных, в окружении которых Мария выросла и провела большую часть своей жизни, было, что называется, ещё той семейкой. Её дядя Жорж был азартным игроком, пьяницей и мотом. Любимое занятие в пьяном виде — сечь розгами прохожих неблагородного происхождения. За что был неоднократно доставляем в полицию.

Женская часть семейства Бабаниных проводило время в охоте на выгодных женихов. В их дом захаживал богатый неженатый старик Фаддей Романов, временами впадавший в безумие. По совету Жоржа, как вспоминала Мария, сначала на него «напустили» Марию Степановну, в которую тот влюбился и даже свозил её в Краков. Но в итоге женился он на сестре матери Марии Башкирцевой, которую звали Надин. Через год Фаддей Романов умер, и семейство в один миг стало сказочно богатым и начало жить на широкую ногу… Материальной нужды Мария никогда не знала.

4.Семейное фото 1880 года

Маленькую Марию (домашние звали её Муся) в семье обожали, потакая ей во всем. Две гувернантки учили девочку иностранным языкам, игре на рояле, рисованию. Как писала в своём дневнике Башкирцева, с юного возраста все её мысли и стремления были направлены к какому-то величию, стремлению к свершениям. «Мои куклы были всегда королями и королевами, всё, о чём я сама думала, и всё, что говорилось вокруг моей матери, – всё это, казалось, имело какое-то отношение к этому величию, которое должно было неизбежно прийти».

Она вспоминала рассказ матери о визите к еврею-гадальщику и предсказании, которое он ей сделал: «у тебя двое детей, сын будет как все люди, но дочь твоя будет звездою…».

В десятилетнем возрасте Муся берёт первые уроки рисования и живописи. Поощряет её в этом одна из двух гувернанток – мадам Бренн, француженка, обучавшей Башкирцеву и её брата Павла французскому языку. Сохранилась акварель одиннадцатилетней Марии Башкирцевой, с изображением молодой женщины в изящной шляпке и голубом платье. Прослеживается портретное сходство с матерью Башкирцевой – Марией Степановной.

5.1.Детская акварель 1869 года

Но, увы, обе гувернантки Марии болели туберкулёзом. Первая, с открытой формой туберкулёза, умерла ещё в 1868 году, то есть, когда её воспитаннице было 10 лет. Таким образом у девочки практически не было шансов не заразиться.

Когда Мусе исполнилось 12 лет, её родители приняли решение разъехаться окончательно. Брат Башкирцевой — Павел — остался с отцом, в России, а Муся с матерью и сестрой матери, Надин, уехала в Европу. Своего отца Башкирцева увидела только через 10 лет.

Весной 1870 года Башкирцевы едут в Европу.

Первым пунктом назначения стал немецкий курортный городок Баден-Баден.

5.Баден

Это приятное место с лечебными ключами и мягким климатом стало ежегодным приютом для многих аристократов со всей Европы. Летом в город «с рулеткой» толпами съезжалось русское дворянство, и не только оно, вспомним мытарства Достоевского, который был в Бадене дважды и оба раза проигрывался в пух и прах. На местном казино, вроде бы, висит табличка: «Здесь играл Фёдор Достоевский».

6.Казино

Мария Башкирцева в предисловии к своему дневнику: «В Бадене я впервые познала, что такое свет и манеры, и испытала все муки тщеславия. У казино собирались группы детей, державшиеся отдельно. Я тотчас же отличила группу шикарных, и моей единственной мечтой стало — примкнуть к ним. Эти ребятишки, обезьянничавшие со взрослых, обратили на нас внимание, и одна маленькая девочка, по имени Берта, подошла и заговорила со мной. Я пришла в такой восторг, что замолола чепуху, и вся группа подняла меня на смех обиднейшим образом...».

Как видим, уже тогда она была тщеславна, в её характере появились первые ростки высокомерия и снобизма, которые развивались куда быстрее, чем её творческие способности.

В Бадене 12-летняя Муся переживает свою первую любовь. Его зовут Уильям Александр Луи Стивен Дуглас, герцог Гамильтон и Брендон. В ту пору ему было 25 лет.

7.Гамильтон

Он знал, что такое игра фортуны. В 1867 году герцог Уильям Гамильтон, находившийся на грани разорения, выставил своего коня Кортолвина на стипль-чез (скачка с препятствиями) в Эйнтри. Его беговая лошадь выиграла и спасла своего хозяина от участи промотавшегося денди.

Муся увидела его ещё в Бадене в 1870 году, потом часто встречала на променаде в Ницце, куда её семья перебралась в 1871 году после окончания франко-прусской войны. Это был красивый, немного полноватый юноша с медными волосами и тонкими усиками, как ей кажется, похожий на Аполлона Бельведерского, капризный, фатоватый и бессердечный.

Но он — настоящий светский лев, и девочке этого достаточно. Мария уже завела дневник (его открывает фраза: «Итак, предположите, что я знаменита, и начнём») и записывает в него: «Я признаю любовь только таких мужчин, как лорд Гамильтон потому, что они много знают и много видели. Мальчик двадцати двух лет любит как женщина. Я была бы горда, если бы меня полюбил именно такой мужчина, который искусен в любви. А уж если он полюбит, то навсегда. Такие мужчины всё испытали, через всё прошли, и в конце концов ищут свою гавань. Я люблю Гамильтона и желаю его ещё больше оттого, что он сумеет оценить мою любовь. Потому что он пожил» (запись 1873 года). Для 15-летней девочки 22-летний юноша ещё мальчик, а 25-летний — уже мужчина.

Понятно, что эта любовь Марии Башкирцевой была безответной. Герцог попросту не замечал девочку (впрочем, хуже, если бы заметил). Она же использовала любую возможность, чтобы увидеть его хотя бы краешком глаза. Когда Гамильтон был далеко, она просматривала списки путешественников в местных газетах только для того, чтобы узнать, где он сейчас. Она изменялась в лице, как только слышала его имя.

Сильное чувство подхлестнуло её честолюбие. Однажды она написала: «Молодая девушка, которую он увидит на высочайшей ступени славы, какая только доступна женщине, девушка, любящая его с самого детства, честная и чистая, удивит его, он захочет жениться на мне во чтобы то ни стало и женится на мне — из гордости…».

«Я решила пройти курс обучения лицея в Ницце. На всё мне потребуется девять часов в день. Я хочу работать как зверь. Я не хочу быть ниже своего мужа».

Под будущим мужем понимается всё тот же недостижимый для Муси лорд Гамильтон.

Впрочем, это не мешает ей попутно влюбиться в аристократа Бореля. Увлечение было недолгим, и герцог Гамильтон вновь занял в её сердце место обожаемого божества, которое не покидал до октября 1873 года, когда гувернантка 15-летней Марии сообщает ей страшную новость: герцог Гамильтон женится, но, увы, не на ней. «Точно нож вонзается в грудь», — пишет Мария в своём дневнике.

Но герцог Гамильтон задаст стандарты для всех её последующих увлечений: её избранник это избалованный, высокомерный аристократ, непременно богатый и вхожий в высшее общество.

Между тем семейство Бабаниных, как сказано, переезжает в Ниццу.

8.Ницца. Панорама 1875 года

Здесь за Марией начинает ухаживать представитель “золотой молодёжи” Ниццы Эмиль д’Одиффре. Его дядя разбогател на торговле тканями. Муся стыдилась того, что у избранника нет «безупречной репутации английского аристократа». Однако он богат и склонен к дерзким поступкам, что так нравится в мужчинах юной Башкирцевой. Она надеется, что с помощью Эмиля она и её семейство войдут в высшее общество.

Надежды эти не оправдались. Дело в том, что семья Бабаниных-Башкирцевых оказалась окружена скандальным ореолом. Родственники умершего Фаддея Романова обвинили сестёр (мать и тётку Марии) в подделке завещания. Судебный процесс длился почти 10 лет. Вдобавок, двое родных братьев матери художницы (Мусины дяди) судились между собой по весьма экстравагантному поводу: не поделив одну жену на двоих, которая к тому же была их вдвое старше.

Череда громких скандалов окончательно подорвала семейную репутацию. Башкирцевых отказывалась принимать даже родная сестра отца Муси, госпожа Тютчева.

Эмиль д’Одиффре не посмел идти против общественного мнения. Семнадцатилетняя Муся не просто разочарована, она разозлена. В отместку начинает терроризировать Эмиля и его отца. Забрасывает их анонимными письмами с угрозами и непристойностями. Позднее решает поквитаться, сочинив роман «изобличающий семью д’Одиффре». Амбициозная Муся почему-то уверена, что книга выйдет не хуже, чем у Александра Дюма.

А пока что она в дневнике любовно описывает свою внешность, называя себя хорошенькой, говорит о своём белоснежном теле, прелестных ножках и ручках. «Люди весь день любуются мною, мама любуется, княгиня Голицына любуется... А я на самом деле очень красива!» (18.8.1874).

«С трёх до пяти часов мы ждём на парадной лестнице нашего салона. Я очаровательна в своём платье Louis XV, из светло-розового бархата».

«Я вижу в себе какое-то божество», «… я тоненькая, хотя с вполне развившимися формами, замечательно стройная, даже, пожалуй, слишком: я сравниваю себя со всеми статуями и не нахожу такой стройности и таких широких бёдер как у меня…» и т.д.

9.Внешность

Конечно, она сильно преувеличивала свои женские чары. Мужчины вовсе не спешили падать к её ногам.

Несколькими годами позднее, во время её приезда в Россию, она встретится с художников Боголюбовым, и тот запомнит её такой:

«Я увидел не красивую, но грациозную блондинку, конечно, с взбитым пуком волос на лбу, умными глазами, бледную, жёлтую и истомлённую. Оконечности рта её были подняты, что придавало лицу вид барышни с необузданной волей. От вхожих туда людей русских я слышал, что дочь есть кумир обеих барынь — матери и тётки, что на ней строится вся их честолюбивая будущность, а потому о деньгах тут не говорится, а их сыплют всем тем, кто кадит или пишет про Мери».

Конечно, тут уже видно действие туберкулёза.

Продолжая тему любовных увлечений Марии, скажу, что следующим в её жизни появится граф Пьетро Антонелли, юный племянник римского кардинала.

10.Пьетро

Их отношения заходят, по тогдашним меркам, весьма далеко. Они целуются и ласкают друг друга, правда, в одежде. В оригинале записей эти ласки описаны достаточно подробно — ведь Башкирцева собиралась вести подлинную хронику переживаемых женщиной чувств. Родственники Пьетро в конце концов разлучают влюблённых. Из юноши впоследствии получится известный дипломат и путешественник. Затем имели место романтические отношения с графом Александром Лардерелем (в изданном дневнике о нём записи нет), Полем де Кассаньяком, а во время пребывания в России её окружали полтавские ухажёры («полтавские гиппопотамы»). Но чего-либо серьёзного из всего этого не вышло.

Вернёмся в годы её отрочества.

В Ницце она, наконец, поступает в лицей (чтобы не ударить в грязь лицом перед сэром Гамильтоном, напомню). Причём сама составляет для себя программу обучения, и сама выбирает преподавателей — семья обеспечена и может позволить себе расходы.

Вот её запись в дневнике: «Наконец-то я примусь за работу!» После чего определяет занятия: «Целый день составляла расписание занятий. Закончу только завтра. Высчитала: по 9 часов ежедневно. Боже, дай мне сил и настойчивости в уроках!»

О её отношении к занятиям свидетельствует следующая запись в дневнике. Однажды, в ожидании учительницы, негодуя, что та задерживается, Мария записывает: «Уже полтора часа жду учительницу; она, как всегда, опаздывает. Я вне себя от досады и возмущения. Из-за неё я трачу время попусту. Ведь мне 13 лет, и если терять время – что из меня выйдет?.. Так много дела в жизни, а жизнь так коротка!»

Она многого добивается. Изучает историю и физику, языки, в том числе латинский и древнегреческий, осваивает игру на нескольких инструментах (арфе, гитаре, цитре, мандолине, органе и рояле). Её настольное чтение включает таких авторов, как Тит Ливий, Данте, Шекспир, а также современников — Мопассана, Золя, Тургенева, Толстого. Она пишет:

«Когда я кончу Тита Ливия, я примусь за историю Франции Мишле. Я знаю Аристофана, Плутарха, Геродота, отчасти Ксенофонта… Ещё Эпиктета, но, право, все это далеко недостаточно. И потом Гомера — его я знаю отлично; немножко также — Платона».

Несмотря на трудолюбие и успехи, систематического образования она не получила. О своём знании языков она позднее писала так: «Я не знаю в совершенстве ни одного языка. Моим родным языком я владею хорошо только для домашнего обихода. Я уехала из России в 10 лет, я хорошо говорю по-итальянски, и по-английски. Я думаю и пишу по-французски, а между тем, кажется, делаю ещё грамматические ошибки. Часто мне приходиться искать слова, с величайшей досадой я нахожу у какого-нибудь знаменитого писателя мою мысль, выраженную легко и изящно…».

О своей библиотеке: «У меня около 700 томов... У меня настоящая страсть к книгам, — я приобретаю их, читаю, рассматриваю; один вид этой массы томов меня радует. Я отхожу немного, чтобы смотреть на них как на картину».

О своей способности в музыке: «Мне кажется, что известный порыв может побудить все. Вот уже 7 лет как я не играю на рояле, ну, то есть просто совсем не играю, разве какие-нибудь несколько тактов мимоходом. Бывали месяцы, когда я совсем не прикасалась к роялю, чтобы вдруг просидеть за ним в течение 5—6 часов какой-нибудь раз в год… И вот стоит мне услышать какое-нибудь замечательное музыкальное произведение, например, марш Шопена или Бетховена, как меня охватывает страстное желание сыграть его, и в какие-нибудь несколько дней — в 2—3 дня, играя по часу в день, я достигаю того, что могу сыграть его совершенно хорошо, ну как не знаю кто».

В Ницце, как было сказано, 12-летняя Муся заводит дневник: пишет она по-французски. Мария Башкирцева за свою жизнь исписала более полутораста тетрадей.

Главная её детская мысль: «Что я такое? Ничто. Чем я хочу быть? Всем».

Она пробует себя в разных областях искусства. В Ницце берёт несколько уроков у художника Франсуа Бенза. Но очень скоро Башкирцева посчитала, что художник был недостаточно строг к ней и, следовательно, не может обучить её должным образом. В 16 лет записывает: «Ради чего я рисую? Ради всего того, что мне недоставало и недостаёт! Чтобы добиться благодаря моему таланту, благодаря чему угодно, но добиться! Если бы у меня было бы всё это — известность — быть может я не сделала бы ничего… Верить или не верить в будущность художницы? Два года работы ещё не смерть, а через два года можно опять начать праздное существование, театры, путешествия».

Ей также прочили будущее оперной дивы, у неё был прекрасный голос, редкое по красоте меццо-сопрано с широким диапазоном (три октавы). Вот, что она пишет:

«Какое удовольствие хорошо петь! Сознаешь себя всемогущей, сознаешь себя царицей! Чувствуешь себя счастливой благодаря своему собственному достоинству. Это не та гордость, которую даёт золото или титул. Становишься более чем женщиной, чувствуешь себя бессмертной. Отрываешься от земли и несёшься на небо! И все эти люди, которые следят за движением ваших губ, которые слушают ваше пение, как божественный голос, которые наэлектризованы, взволнованы, восхищены!.. Вы владеете всеми ими!»

Вплоть до 1876 года Мария сосредоточилась на музыке, рисуя лишь для души. И вдруг она заболевает – хронический ларингит, который даёт осложнение, начинает развиваться глухота. Доктора запрещают ей петь. Но это лишь полбеды. Врачи вдобавок обнаруживают у неё первые признаки чахотки. В то время такой диагноз звучал смертным приговором. Каково узнать это шестнадцатилетней девушке, стоящей на пороге блистательного, как ей мечталось, будущего?

Карьера певицы перечёркнута. Но «я не похожа на других и ненавижу все заботы о себе нравственные и физические потому, что я ничему этому не верю». Лечиться и прислушиваться к рекомендациям врачей героиня начнёт лишь тогда, когда болезнь будет безнадёжно запущена.

Продолжение следует

Я зарабатываю на жизнь литературным трудом.

Буду благодарен, если вы поддержите меня посильной суммой

Сбербанк 4274 3200 2087 4403

У этой книги нет недовольных читателей. С удовольствием подпишу Вам экземпляр!

Последняя война Российской империи (описание и заказ)

Электронная книга «Карлик Петра Великого» 

promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 195
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded