sergeytsvetkov

Category:

Краткая история Великой Скифии. Окончание

АНАХАРСИС

Великая Скифия вошла в мировую историю не только благодаря знаменитым военным победам. Геродот констатирует: «...нет ни одного племени вблизи Понта, которое отличалось мудростью, кроме скифского».

Геродот имел в виду скифа Анахарсиса, который был признан одним из семи мудрецов древнего мира.

Рис.27.Анахарсис

Читать полностью на моём авторском сайте «Забытые истории»

Анахарсис (родился около 638 г. до н.э., умер в 559 г. до н.э.) прожил яркую и трагичную жизнь. Античный автор сообщает нам следующее: «Скиф Анахарсис был сын Гнура и брат Кадуида, царя скифского; мать его была гречанка; поэтому он владел обоими языками. Он писал о скифских и эллинских обычаях, о средствах к дешевизне жизни и восемьсот стихов о военных делах. Отличался свободой речи...».

Анахарсис много путешествовал, познакомился с лучшими достижениями эллинской культуры.

В 592 г. до н.э. Анахарсис прибыл в Афины, где хотел повидать прославленного реформатора и учителя жизни Солона. Придя к дому мудреца, Анахарсис сообщил рабу-привратнику, что «к хозяину пришёл Анахарсис, чтобы его видеть и стать, если можно, его другом и гостем». Ответ от Солона был: «Друзей обычно заводят у себя на родине». Анахарсис заметил: «Солон как раз у себя на родине, так почему бы ему не завести друга?» Изумлённый такой находчивостью «варвара» Солон приказал впустить Анахарсиса и относился с тех пор к нему как к лучшему другу. Так говорит позднее предание — едва ли достоверное. Но сам факт знакомства Солона и Анахарсиса, скорее всего, имел место.

Путешествуя по греческим городам, Анахарсис не раз поражал эллинов своей, с одной стороны, неожиданной для северного «варвара» находчивостью и остроумием, с другой — прямолинейной откровенностью. Отсюда, по преданию, произошла греческая поговорка «говорить, как скиф».

Анахарсису приписывалось немалое число мудрых изречений. Первое свидетельство «мудрости» приводит уже в V в. до н.э. мифолог Ферекид Лерийский: «Скиф Анахарсис во время сна держал левую руку на половых органах, а правую — на устах, обозначая этим, что должно владеть тем и другим, но важнее владеть языком, нежели удовольствиями». Наряду с подробными сведениями Геродота это самое древнее упоминание об Анахарсисе. В одном из греческих городов в честь Анахарсиса была возведена статуя. На ней было начертано то же, древнейшее из зафиксированных изречение: «Обуздывай язык, чрево, уд».

У последующих историков, философов и энциклопедистов Эллады число таких упоминаний возрастает, и мудрость Анахарсиса расцвечивается новыми красками. Однажды некий афинянин попрекнул Анахарсиса скифским происхождением. Анахарсис ответил только: «Мне позор моя родина, а ты — позор твоей родине». Невоздержанность в речах уважения у него не вызывала, хотя он питал почтение к хорошему слогу. Так что на вопрос, что в человеке хорошо и дурно сразу, Анахарсис отвечал: «Язык». Среди других его изречений: «Лучше иметь одного друга стоящего, чем много нестоящих».

Греческий образ жизни, по этим преданиям, далеко не во всём вызывал у заезжего скифа восторг. Так, он отметил: «Удивительно, как это в Элладе участвуют в состязаниях люди искусные, а судят их неискусные». В другой раз Анахарсис сказал: «Удивительно, как это эллины издают законы против дерзости, а борцов награждают за то, что они бьют друг друга». В связи с теми же бойцовскими состязаниями Анахарсис назвал масло, которым покрывали тело борцы, «зельем безумия». Спортивные занятия в гимнасии он воспринимал как нелепое «исступление», вызываемое «зельем», — смыв его, люди вновь ведут себя естественно. Однажды скифский мудрец задался вопросом: «Как можно запрещать ложь, а в лавках лгать всем в глаза?» Он говорил: «Рынок — это место, нарочно назначенное, чтобы обманывать и обкрадывать друг друга». Когда Солон рассказал Анахарсису о своих преобразованиях, Анахарсис рассмеялся: «Ты мечтаешь удержать граждан от преступлений и корыстолюбия писаными законами, которые ничем не отличаются от паутины. Как паутина, так и законы — когда попадаются слабые и бедные, их удержат, а сильные и богатые вырвутся». Посетив афинское народное собрание, скиф только убедился в несовершенстве молодой демократии. «У эллинов говорят мудрецы, а решают невежды», — изрёк он.

Анахарсис не раз осуждал пьянство. Виноградная лоза, по его словам, «приносит три грозди: гроздь наслаждения, гроздь опьянения и гроздь омерзения». Когда его спросили, «как не стать пьяницей», он ответил: «Иметь перед глазами пьяницу во всём безобразии».

Другая часто повторяющаяся приписываемых Анахарсису изречениях тема — опасность мореплавания. Видимо, путешествие по морю в Афины глубоко отпечаталось в памяти молодого тогда скифа. Когда он узнал, что корабельные доски всего четыре пальца в толщину, то сказал, что и от смерти моряков отделяют всего четыре пальца. В другой раз, на вопрос, какие корабли безопаснее, Анахарсис ответил: «Вытащенные на берег». На другой вопрос — кого больше, живых или мёртвых, — Анахарсис ответил вопросом: «А кем считать плывущих?»

Великий философ Платон первым сообщает об Анахарсисе как знаменитом изобретателе. Позднейшие греческие авторы приписывают скифскому мудрецу изобретение якоря, кузнечных мехов и гончарного круга — что уже совершенно невероятно. Его даже включали в число семи мудрецов.

Анахарсис желал перенести в Скифию греческие обычаи, чтобы его собственный народ стал более просвещённым и сильным (русская тема).

К великому сожалению, возвращение на родину оказалось для Анахарсиса трагичным. По сообщению Геродота, во Фракии Анахарсис участвовал в эллинских мистериях в честь Кибелы — Великой матери богов, и обещал ей почтить её, если его путешествие закончится благополучно. Ступив на родную землю, он во исполнение обета совершил жертвоприношение в честь богини. Геродот пишет: «И кто-то из скифов, заметил, что он это делает, донёс царю Савлию. Тот прибыл сам, и когда увидел, что Анахарсис делает это, выстрелил из лука, убил его».

Умирая, Анахарсис будто бы произнёс: «Разумные речи оберегли меня в Элладе, зависть погубила на родине». Имя Анахарсиса, как опозорившего царский род, оказалось в Скифии под запретом, который ещё соблюдался во времена Геродота.

ПЕРСТЕНЬ СКИЛА

Судьба Анахарсиса имеет зеркальное отражение в судьбе другого скифского царя – Скила. О нём известно только из рассказа Геродота, который был его поздним современником (к моменту приезда историка в Скифию Скил уже погиб).

Рис.28.1.Скил

У царя Ариапита было много сыновей. Наследовал же ему сын от эллинки Скил, которого мать научила греческому языку и грамоте. Но в отличие от Анахарсиса, Скил, приобщившись к более высокой цивилизации, стал испытывать отвращение к обычаям своего народа (тоже частая история с русской интеллигенцией).

Испытывая склонность к эллинским обычаям, он часто посещал Ольвию (устье Буга). Сопровождавшее его войско он оставлял у городских ворот, которые велел запирать, чтобы скифы не знали, как он проводит в Ольвии время. Здесь он жил как эллин: одевался в греческое платье, приносил жертвы греческим богам. Когда же Скил был посвящён в таинства вакхического бога Диониса, один из жителей города с насмешкой рассказал об этом скифам, ожидавшим своего вождя. Он тайно провёл их на башню, откуда они сами увидели царя в вакхическом исступлении. После этого скифы взбунтовались, свергли Скила и сделали царём его брата. Скил был вынужден бежать за Дунай к царю фракийцев. Новый скифский царь двинулся войной на Фракию. Недалеко от Дуная сошлись войска фракийцев и скифов. Но битва не состоялась, т. к. цари договорились между собой. Скил был выдан брату-сопернику и обезглавлен. «Так оберегают скифы свои обычаи и так сурово карают тех, которые заимствуют чужое», — заключает Геродот.

Рис.28.2.Убийство Скила

Геродот — единственный, от кого была известна история Скила. У учёных не было уверенности в достоверности этого повествования, а некоторые из них даже сомневались в реальном существовании самого Скила. Но вот в румынской Добрудже (между низовьями Дуная и Черным морем) был найден древний золотой перстень.

Рис.29.Перстень Скила

По стилистическим особенностям учёные отнесли его к V в. до н. э. На перстне греческими буквами вырезано имя Скила (по данным Геродота, Скил был царём скифов в середине V в. до н. э.). На перстне изображена богиня с зеркалом в руках, сидящая на стуле или троне. Такой сюжет встречается на многих изделиях скифского искусства. Часто перед сидящей богиней с зеркалом изображён скифский вождь. Эти сцены символизируют получение власти скифским царём от божества — сидящая богиня, очевидно, Табити, которую, как сообщал Геродот, скифы чтили «выше всех прочих божеств» и называли «царицей скифов».

Мы же можем сделать вывод, что древние люди относились к культуре гораздо более серьёзно, чем мы. Культура была их жизнью и смертью, в подлинном смысле слова.

ПАДЕНИЕ ВЕЛИКОЙ СКИФИИ

Наивысшего расцвета и могущества Скифия достигает в правление легендарного царя Атея в IV в. до н.э.

Рис.30.Монета Атея

По словам Страбона, Атей стоял во главе всей Скифии. Все авторы говорят о нем как о суровом, закалённом в многочисленных сражениях воине. О могуществе Атея свидетельствует чеканка монет с его именем, а также достаточно грозное содержание его письма жителям города Византии: «Царь скифский Атей демосу византийцев: не препятствуйте моим прибылям, чтобы мои кобылицы не пили вашей воды».

Не только воинская доблесть, но и, очевидно, весьма неординарный облик могущественного царя вызывал у многих пристальный интерес. Описанный Плутархом эпизод ярко характеризует Атея как истинного скифского царя, глубоко чтущего обычаи своих предков, их образ жизни. Однажды Атей, чистя своего коня, спросил у присутствующих при этом македонских послов, делает ли то же самое царь Филипп.

Тот же Плутарх описывает весьма характерный эпизод: захватив в плен прославленного греческого флейтиста Исмения, скифы привели его к Атею. Выслушав чудесную игру флейтиста, царь сказал, что самой лучшей музыкой для него является ржание боевого коня (Святослав — дары греков: оружие). Очевидно, такой ответ вызвал у скифов большое восхищение своим царём.

О прекрасных полководческих способностях Атея, его огромном опыте военачальника говорит следующий эпизод: «когда ему пришлось сражаться с превосходящим войском фракийского племени трибаллов, он приказал женщинам и детям гнать в тыл неприятеля ослов и волов, неся при этом поднятые копья, чем принудил врагов, принявших эту толпу за подкрепление для Атея, к отступлению».

В 339 г. до н.э. произошло сражение между скифами, возглавляемыми Атеем, и македонскими войсками во главе с царём Филиппом II. Скифы потерпели поражение, в жестокой сече погиб и сам Атей, которому в то время исполнилось почти 100 лет.

Однако могущество скифов сохранилось. В 311 г. до н.э. они взяли убедительный реванш у македонцев, полностью уничтожив тридцатитысячное войско, вторгшееся в Скифию, во главе с наместником Александра Македонского Зопириона.

Однако, после столь бурного подъёма, неожиданно наступает глубокий кризис на рубеже IV и III вв. до н.э. По мнению многих исследователей, это связано с целым рядом неблагоприятных факторов: резкое изменение в этом регионе природно-климатических условий приводило к частым засухам, в результате длительного выпаса многочисленных стад ухудшился травяной покров в степи.

В то же время к границам скифов подходят кочевые племена савроматов (сарматов), которые в VI-IV вв. до н.э. обитали в степях Поволжья и Южного Приуралья. Постепенно продвигаясь на запад, к концу IV в. до н.э. сарматы достигли границы Скифии по Танаису (Дону). Скифы встают на защиту своей земли, своих кочевий и зимников, своих очагов. Однако остановить многочисленного противника они уже не могли и вынуждены были уступить огромные территории.

На протяжении III в. до н.э. скифы оказались вытесненными из степных просторов между Доном и Днепром. Диодор Сицилийский так описывает эти печальные события: сарматы «опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побеждённых, превратили большую часть страны в пустыню».

С этого момента в истории Скифии начинается новый этап.

МАЛАЯ СКИФИЯ

Рис.31.Малая Скифия

Вытесненные с широких степных пространств на относительно небольшую территорию, большая часть которой находилась в Таврике, скифы вынуждены были приспосабливаться к новым условиям. Они постепенно превращались в оседлых земледельцев и скотоводов, живущих в постоянных долговременных поселениях. Коренные изменения в экономике привели к существенным новшествам в образе жизни, в материальной культуре, в социальных отношениях и религиозных представлениях и во многом повлияли на дальнейшую историю скифов.

В отличие от предыдущего периода, оказавшись в «ограниченном пространстве», скифы начинают основательно осваивать территорию полуострова. Благодаря свидетельствам Страбона нам известно о четырёх наиболее крупных и, очевидно, стратегически важных городах-крепостях скифов на территории Таврики: Неаполь, Хабеи, Палакий и Напит.

Свою столицу в Крыму — Неаполь — скифы начали строить в III в. до н. э. в долине реки Салгир, на месте современного Симферополя.

Как звучало название города по-скифски, нам неизвестно. В греческих письменных источниках его называют Неаполис — «новый город», что, очевидно, является переводом скифского словосочетания. В исторической и краеведческой литературе закрепилось условное название: Неаполь скифский.

Таким образом, с III в. до н. э. начинается заключительный период истории скифов. По свидетельству Страбона, территория Степного Крыма вместе с прилегающей к ней областью за Перекопским перешейком стала называться Малой Скифией.

Однако скифам вскоре удаётся восстановить свою мощь, и во II в. до н. э. Малая Скифия достигает наивысшего расцвета. Происходит это в годы правления царя Скилура, имя которого сообщают письменные источники и эпиграфические надписи. Скульптурные портреты Скилура и его сына Палака сохранились на мраморном рельефе, обнаруженном в Неаполе скифском.

Рис.32.Скилур

Скилуру удаётся не только укрепиться в Крыму, но и расширить территорию Малой Скифии, завоевав удобные гавани и ряд греческих укреплённых пунктов. Была отвоёвана территория на Нижнем Днепре, включая и важный торговый центр Ольвию, где Скилур стал чеканить свою монету.

Но постепенно Скифия переживает упадок. Скифская столица в 275 г. была основательно разрушена готами. Однако и после этого страшного бедствия жизнь в городе ещё какое-то время теплилась. Вероятно, только после нашествия гуннов (сто лет спустя) Неаполя скифского не стало.

Некогда Великая Скифия угасала.

В классическую эпоху Греции, когда сложилась и оформилась античная литературная традиция, скифы были самым могущественным и, главное, наиболее известным грекам народом варварской Европы. Поэтому впоследствии имя Скифии и скифов использовалось античными и средневековыми писателями как традиционное название Северного Причерноморья и обитателей юга нашей страны, а иногда вообще всей России и русских. Об этом писал уже Нестор: улучи и тиверцы «седяху по Днестру, по Бугу и по Днепру до самого моря; суть грады их и до сего дня; прежде эта земля звалась греками Великая Скуфь». В X веке Лев Диакон в своём описании войны князя Святослава с болгарами и византийским императором Иоанном Цимисхием назвал русов их собственным именем (росы) — 24 раза, зато скифами — 63 раза, тавроскифами — 21 и таврами — 9 раз, не упомянув при этом вообще имени славян. Западноевропейцы очень долго использовали эту традицию, именуя «скифами» жителей Московского государства даже в XVI–XVII веках.

----------------------------------------------------------------------

Я зарабатываю на жизнь литературным трудом.

Буду благодарен, если вы звякните пиастрами в знак одобрения и поддержки

Сбербанк 4274 3200 2087 4403

У этой книги нет недовольных читателей. С удовольствием подпишу Вам экземпляр!

Последняя война Российской империи (описание и заказ)


promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 194
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded