sergeytsvetkov

Categories:

Краткая история Великой Скифии. Часть 2

Война с Персией

Своеобразной вершиной скифской истории является скифо-персидская война, случившаяся в конце VI в. до н.э.

Рис.9. Дарий

К этому времени Персия превратилась в огромное и мощное государство. С 521 г. до н.э. её царём становится Дарий I из династии Ахеменидов.

Рис.10.Поход Дария

Около 514 г. до н.э. он двинул против скифов огромное и многоязычное (в составе персидской державы находилось свыше 80 народов) войско. Причины столь пристального внимания Дария к скифам у историков вызывают споры. Большая часть исследователей считает, что покорение Скифии являлось частью единого стратегического плана. Овладев частью островов Эгейского моря и греческими городами в Малой Азии, Дарий готовился к войне с Грецией. С этой целью ему необходимо было обезопасить свои тылы, заодно и отомстить своим давним обидчикам скифам (память о вторжении скифов в Переднюю Азию была ещё слишком свежа). В случае победы персов греческие города перестали бы получать хлеб из Северного Причерноморья.

Скифы применили тактику отступления и заманивания противника в глубь страны. На своём пути они засыпали колодцы и источники, уничтожали траву. Небольшие отряды скифов совершали внезапные нападения на персов, нанося им ощутимые потери.

Истощив силы в бесплодных преследованиях, Дарий направил к скифскому царю своего гонца с предложением прийти к нему «с землёю и водою». В ответ скифы прислали странные дары: птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Дарий надеялся, что эти символические «подарки» означают, что скифы покоряются и отдают ему свою землю, небо и воды. Однако его ближайший советник Гобрий правильно понял смысл скифских даров: «Если только вы, персы, не улетите в небо, обратившись в птицу, не укроетесь в земле, став мышами, или не прыгнете в болото, обратившись в лягушек, вы не вернётесь назад, поражённые вот этими стрелами».

Дальнейшие события привели Дария и его войско в ещё большее уныние. Как утверждает Геродот, когда войска скифов и персов выстроились для решающего сражения, между ними пробежал заяц. Скифы, не обращая внимания на неприятеля, бросились в погоню за зверьком. После этого Дарий вынужден был признать: «Эти мужи относятся к нам с большим презрением, и мне теперь ясно, что Гобрий правильно сказал о скифских дарах... необходимо хорошо подумать, чтобы наше возвращение было безопасным».

По совету мудрого Гобрия, персы развели ночью костры, показывая скифам, что остаются, а сами оставив больных и раненых, устремились из скифских владений. В Персию вернулись немногие. Так бесславно закончился поход Дария против скифов.

Прав был мудрый Геродот, утверждавший: «Среди всех известных нам народов только скифы обладают одним, но зато самым важным для человеческой жизни искусством. Оно состоит в том, что ни одному врагу, напавшему на их страну, они не дадут спастись...».

Столь блестящий успех принёс скифам славу непобедимого народа, оказал огромное влияние на консолидацию Великой Скифии, установил полное превосходство скифов в Северном Причерноморье.

Хозяйство и быт

Рис.11.Коневодство

Кочевой образ жизни наложил отпечаток на все стороны жизни скифов и, прежде всего, на быт и ведение хозяйства.

Долгое время основную отрасль хозяйства скифов составляло кочевое скотоводство. Геродот отмечал, что скифы «не основывают ни городов, ни укреплений. Но все они, будучи конными стрелками, возят свои дома с собой, получая пропитание не от плуга, а от разведения домашнего скота». Главная забота кочевников сводилась к сохранению и увеличению поголовья скота. В стадах преобладали животные, способные к длительным перекочёвкам: лошади, овцы.

Скифские лошади были небольшими, однако отличались резвостью и выносливостью. В самое трудное время зимовки лошади своими копытами разбивали снег, добывая сохранившуюся траву для себя и других животных.

В конце V — начале IV вв. до н.э. в экономике Скифии происходят существенные изменения, связанные с целым рядом факторов, главный из которых — резкое сокращение хороших пастбищ. Это, прежде всего, было связано с хозяйственной деятельностью человека: пастбища вытаптывались многочисленными стадами, и травяной покров не успевал восстановиться.

В поисках выхода из создавшегося положения осуществляется переход к полукочевому скотоводству: в зимнее время скот содержат в загонах и подкармливают его твёрдыми кормами. В результате в стадах уменьшается число овец и даже лошадей, в то же время начинает преобладать крупный рогатый скот. Все больше стали разводить свиней.

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

Переход к полукочевому скотоводству способствовал развитию земледелия. Содержание скота в зимнее время в загонах требовало значительного количества твёрдых кормов. Увеличивается площадь обрабатываемых земель, на которых начали выращивать зерновые культуры, прежде всего засухоустойчивые сорта проса, ячменя и полбу. Техника земледелия была невысокой. Чаще всего использовали систему перелога: на целине жгли травостой и, после обработки простыми орудиями, засевали. Через два-три года этот участок оставляли на несколько лет и начинали обрабатывать новый. Такой вид земледелия был ориентирован прежде всего на то, чтобы обеспечить твёрдыми кормами основную отрасль хозяйства — скотоводство.

ПИЩА

Гиппократ характеризует пищевой рацион скифов следующим образом: «они едят варёное мясо, пьют кобылье молоко и едят гиппаку (это сыр из кобыльего молока)». Причем сыром могут питаться неделями. Другие источники позволяют расширить список напитков за счёт коровьего молока и вина. Помимо этого, по тому же Гиппократу, скифы «пьют снеговую и ледяную воду». Из мяса скифы ели, помимо говядины, баранину и конину, а также дичь. В целом же питание их особым разнообразием действительно вряд ли отличалось. Геродот первым описывает процесс приготовления скифского кумыса.

Рис.12.Повозка

ЖИЛИЩЕ

Тип скифского жилища сформировался под влиянием чрезвычайно подвижного образа жизни. В поэме «Прометей прикованный» Эсхил пишет: «Ступай вперёд по землям нераспаханным к кочевьям скифов, что в плетёных коробах высоких, на колёсах с дальнострельными не расставаясь луками привыкли жить». Повозки с крытым верхом обнаружены археологами в целом ряде скифских захоронений. Их достаточно подробно описывает древний автор (Псевдо-Гиппократ): «Здесь-то и живут скифы; называются они кочевниками потому, что у них нет домов, а живут они в кибитках, из которых наименьшие бывают четырёхколёсные, а другие — шестиколёсные, они кругом закрыты войлоком и устроены подобно домам, одни с двумя, другие с тремя отделениями; они не проницаемы ни для дождя, ни для света, ни для ветров. В эти повозки запрягают по две и по три пары безрогих волов. В таких кибитках перемещаются женщины, а мужчины ездят верхом на лошадях; за ними следуют их стада овец и коров и табуны лошадей. На одном месте они остаются столько времени, пока хватает травы для стада, а когда её не хватит, переходят в другую местность».

После перехода скифов к полукочевому скотоводству претерпевает изменения и жилище. «Короба на колёсах» сохраняют свою значимость, в то же время во время длительных стоянок верх повозок использовали как наземные жилища. Позднее появляются поселения из землянок и полуземлянок, имевшие круглые в плане основное помещение и небольшое входное, расположенное на юг или юго-запад. Обогревалось такое жилье с помощью открытого очага, а освещали его подвешенные глиняные светильники. Края полуземлянок использовались, вероятно, как лежанки и скамейки.

ОДЕЖДА

Рис.13.Одежда

Одежда и экипировка скифов были прекрасно приспособлены к условиям кочевой жизни. Её изготовлением в основном занимались женщины, используя в качестве материала кожи, войлок и шерсть.

Одежда скифов была очень удобной — короткие, туго перетянутые кожаные (мехом внутрь) кафтаны, плотно облегающие кожаные штаны или широкие шерстяные шаровары, мягкие, перевязанные у щиколотки полусапожки (скифики), остроконечные башлыки, хорошо защищавшие голову. Одежда украшалась вышивкой, а парадный наряд расшивался множеством золотых украшений.

Основу женской одежды составляло платье-рубашка с длинными рукавами, поверх которой надевался плащ без рукавов. Головной убор был в виде кокошника. И одежда, и головной убор украшались нашивными золотыми бляшками. С удовольствием скифиянки носили такие украшения, как ожерелья, гривны, серьги, перстни из золота, серебра или бронзы, бусы.

РЕЛИГИЯ СКИФОВ

Рис.14. Скифский Пантеон

Согласно данным Геродота, особым почитанием у скифов пользовались семь главных богов. Первое место среди них принадлежало Табити — богине огня, стихии, считавшейся особо священной у всех индоиранских народов древности. Клятва «божествам царского очага» считалась величайшей клятвой скифов.

Следом за ней в скифской религиозно-мифологической иерархии почитали супружескую пару — божества неба и земли Папая и Апи (полузмея-полуженщина), считавшихся прародителями людей и создателями всего земного мира.

Они стали родителями первого скифа — Таргитая (получеловек-полузмей).

Среди богов, которые олицетворяли земной мир наиболее известен нам бог, воплощённый в древнем железном мече. Его скифское имя до нас не дошло, но зато Геродот подробно описывает способы поклонения ему под именем Ареса, греческого бога войны. По словам историка, в каждой из областей Скифского царства сооружался из хвороста (150 повозок) гигантский алтарь, посвящённый этому богу. Получался квадрат со сторонами 530 метров. Водружённому на вершине алтаря мечу-акинаку приносили в жертву домашних животных и каждого сотого пленника. Кровь сливали в священный кувшин и поливали землю вокруг меча. Отрубленную правую руку и голову оставляли лежать возле алтаря.

В честь бога войны ежегодно проводились празднества, на которых особо отличившиеся в боях воины награждались почётной чашей вина. На таких празднествах устраивались состязания по борьбе, стрельбе из лука.

Рис.15.Котел

Общескифской святыней был, по-видимому, огромный бронзовый котёл, находившийся в урочище Эксампей, в междуречье Днепра и Южного Буга: по свидетельству Геродота, котёл этот был отлит из бронзовых наконечников стрел, снесённых сюда — по одному от каждого воина — по велению скифского царя Арианта, желавшего таким образом выяснить численность своих подданных. Котёл, конечно, не сохранился, но о его форме можно судить по многочисленным бронзовым котлам, зачастую находимым в скифских курганах. Что же касается размеров находившегося в Эксампее котла, то данные Геродота на этот счёт, несомненно, преувеличены и имеют чисто легендарный характер. «По величине в шесть раз больше кратера у устья Понта... А тому, кто его никогда не видел, я разъясню это следующим образом: медный котёл в Скифии свободно вмещает шестьсот амфор; толщина этого скифского медного котла — шесть пальцев».

Целый ряд обрядов у скифов был связан с земледелием. Ежегодные большие празднества устраивались в честь «священных даров»: плуга, ярма, секиры и чаши, упавших с неба. Это был праздник, связанный с пробуждением природы. У скифов значительное место занимал культ предков и почитание умерших, основанные на вере в бессмертие души и существование потустороннего мира.

Рис.16.Жрецы

У скифов, как и у других индоиранских народов, существовало много жрецов. Это была обособленная социальная группа, отдельные категории которой занимали довольно высокое положение. Геродот о скифских жрецах сообщает следующее: «Прорицателей у скифов много. Они прорицают с помощью большого числа ивовых прутиков следующим образом: принеся большие пучки ивовых прутиков, они, положив их на землю, разъединяют и, раскладывают прутья по одному, вещают, произнося прорицания, одновременно снова собирают прутья и опять по одному складывают их. У них это искусство прорицания, идущие от отцов, а энареи — женоподобные мужчины, говорят, что им искусство прорицания дала Афродита...».

Скифы почитали своих жрецов, но, если предсказания не сбывались, жрецы рисковали многим, иногда даже жизнью. За неверное гадание о причинах царской болезни царь мог предать их смерти.

Жрецы умирали страшной смертью. Геродот сообщает: «Казнят их таким образом: нагрузив повозку хворостом, запрягают в неё быков. Сковав прорицателей по ногам и связав им руки за спиной и заткнув им рот, их бросают в середину хвороста и, поджигая его, гонят быков, испугав их...».

Рис.17. Баня с коноплёй

Особое место в ритуалах занимала конопля. Интересное свидетельство об этом сохранил Геродот: скифы «ставят три шеста, наклонённые один к другому, натягивают на них шерстяные войлоки и как можно плотнее стягивают их между собой, затем бросают раскалённые докрасна камни в сосуд, стоящий между этими шестами и войлоками. В их земле растёт конопля — растение, весьма похожее на лён, но гораздо толще и выше его; она там растёт и в диком состоянии и засевается… Скифы берут семена конопли, подлезают под войлоки и там бросают семена на раскалённые камни; от этих семян поднимается такой дым и пар, что никакая эллинская паровая баня не превзойдёт этой. Скифы наслаждаются ею и громко воют…»

Геродот толковал этот скифский обычай как особый ритуал очищения после похорон. Но его описание отражает, видимо, обряд шаманского типа. В этом случае «вой» находящегося в войлочной «юрте» — это пение «шамана», пребывающего в состоянии экстаза, которое достигнуто под воздействием одурманивающего дыма курящихся семян конопли. Сообщение Геродота и принадлежность описанного обычая к скифскому религиозному ритуалу подтверждаются материалами археологии — находками в скифских курганах Алтая V–IV вв. до н. э. В слое вечной мерзлоты сохранились состоящие из связанных поверху шестов небольшие шалаши (два с покрывалами, войлочным и кожаным). В одном из курганов под таким сооружением нашли медные сосуды и в них побывавшие в огне камни и обуглившиеся семена конопли; к шесту одного из «шалашей» была привязана кожаная сумка с семенами конопли.

Кое-что можно сказать о том, как в скифских мифах представала картина мира. Скифы представляли свою страну (а изначально, вероятно, и всю землю) в виде идеального равностороннего квадрата. Ограничивали ведомую им землю с юга море, а с севера — горы, достигающие небес. Путь к ним закрыт заснеженной пустыней, — в которой, как думали скифы, ни один человек жить не может из-за постоянных снегопадов. Белые перья, — как образно говорили скифы, — там «наполняют воздух и из-за них невозможно ни видеть, ни пройти вглубь страны». С северных нагорий стекают великие реки Скифии, набирающие силу от снегов и впадающие в море. У гор и за горами, на крайнем северо-востоке, располагали скифы мифические страны блаженных. Но ближайшие к ведомому миру с севера и востока страны населены враждебными народами — оборотнями, людоедами, одноглазыми исполинами и чудовищными грифонами, стражами горного золота.

СКИФСКИЕ КУРГАНЫ

О великом почитании скифами могил своих предков говорит римский историк Плутарх: «Скифы гордятся своими могилами».

Рис.18.Курган

Их величина зависела от социального положения и материального достатка умершего. Много скифских захоронений находится на территории Крымского полуострова.

Так, один из самых известных царских курганов Скифии — Чертомлык (Никополь, Днепропетровская обл.) — накануне раскопок имел высоту более 19 м. и окружность основания 330 м., а высота другого кургана — Александропольского — превышала 21 м. Куль-Оба (под Керчью) — 20 метров. Чем выше, тем знатнее и славнее погребённый в ней человек.

Под насыпью кургана размещалась могила. Чаще всего это так называемая катакомба — своеобразная пещера простой или усложнённой конфигурации, вырытая под одной из боковых стенок глубокого (до нескольких метров) входного колодца. В погребениях знати таких камер могло быть несколько.

Рис.19.Курган

ОБРЯД ПОХОРОН

В пространстве камеры, а иногда и входной ямы размещался основной сопровождающий умершего инвентарь. В аристократических погребениях часто здесь же или в специальных дополнительных могилах укладывались тела погребаемых вместе с «владыкой» прислужников — оруженосца, конюха, служанки, а также предназначенных для умершего верховых коней.

В Куль-Обе было обнаружено достаточно большое количество бляшек различных типов. Среди них особый интерес вызывают те, которые подтверждают сообщение Геродота о прекрасном обряде скифов — побратимстве. На них изображены прижавшиеся друг к другу плечами два скифа, пьющие из одного рога. Геродот сообщает следующее: «Клятвенный договор с тем, с кем они заключают, скифы совершают так: в большой глиняный ковш наливают вина и примешивают к нему кровь договаривающихся, сделав укол шилом или небольшой надрез ножом на теле, затем погружают в чашу меч, стрелы, секиру и дротик. По завершению этого обряда они долго молятся, а затем пьют смесь».

Рис.20.Побратимство

Тело умершего знатного скифа бальзамировали так, чтобы оно могло сохраниться на установленный обычаем срок проводов, продолжавшийся в течение сорока дней. Покойника, одетого в роскошные одежды, клали на колесницу и возили по многочисленной родне. Особой пышностью отличались похороны скифских царей. Тело умершего обвозили по всем подвластным племенам. В знак скорби скифы обрезали волосы, наносили себе увечья. Затем все отправлялись в землю Герр, на отдалённую окраину Скифии. В этой земле и находилось кладбище скифских царей.

Рис.20.Погребение

На вершине кургана по окончании захоронения устраивалась последняя поминальная трапеза. Кости съеденных животных и разбитую посуду, а иногда также последние дары (наконечники стрел, сбрую) оставляли на кургане.

Во рву, окружающем курган Толстая Могила, были обнаружены кости такого количества съеденных в ходе тризны домашних и диких животных, которое позволяет полагать, что в похоронах принимало участие примерно 2,5—3 тыс. человек.

Рис.21.Инвентарь погребения

СКИФСКАЯ КУЛЬТУРА

ЗВЕРИНЫЙ СТИЛЬ

Изображения хищных зверей, птиц, лошадей, баранов, козлов на оружии и конской сбруе, а иногда на личных украшениях и освящённой посуде, имело, с точки зрения скифских воителей, вполне конкретную цель. Всё это призвано было улучшить боевые качества воина, придать ему сил, смелости, упорства, ускорить бег и подкрепить силы его коня.

Встреча скифских обычаев с высоким переднеазиатским искусством произошла около середины VII в. до н.э., и с этого времени берёт начало классический звериный стиль. Он успел широко распространиться по Скифии в середине VII в. До н.э., степняки приносят звериный стиль в лесостепное Поднепровье. Наиболее частый мотив звериного стиля этого времени — голова или клюв орла. Она известна нам не только по костяным и металлическим изделиям, но и по изображениям на статуях, где венчает своеобразную крышку, закрывающую лук воина. Иногда вместо орла изображался фантастический грифон — голова барана с орлиным клювом.

Рис.22.Грифон

Часто встречается голова коня, барана или птицы. Есть и целые изображения животных. На костяной статуэтке-головке с «барано-птицей» из крымского погребения VII в. до н.э. Темир-Гора вырезаны также два лося и лошадь.

В это же раннее время появились и другие хорошо позднее известные мотивы — свернувшийся в кольцо хищный зверь, оглядывающийся козёл с подогнутыми, будто в быстром беге, ногами.

Рис.23.Зверь

На рубеже VII—VI вв. до н.э. звериный стиль ранних скифов достигает наивысшего расцвета. Именно тогда предметы звериного стиля начинают делать преимущественно из золота.

С конца VI в. до н.э. в зверином стиле происходят заметные перемены. Происходит встреча с эллинским искусством — имевшая впечатляющие, но разрушительные для скифских традиций последствия. Изображения этого времени становятся схематичнее, отчасти застывшими, менее достоверными. Умельцы, с другой стороны, ударяются в украшательство, испещряя дополнительными изображениями части тел животных. Как будто соревнуясь в искусности, они фантастическим образом соединяют разных зверей и птиц, вписывают одних в других, сливают их между собой в невообразимых фантастических существ. Некоторые из них напоминают ещё персонажей мифологии — скажем, крылатый козёл.

В самом низу общественной лестницы (среди свободных) находились ремесленники. В основном, вероятно, это были не чистокровные скифы. Большую часть ремесленной продукции скифы получали от своих оседлых соседей-данников или от наёмных греческих мастеров.

Рис.24.Козел

Но чаще перед нами просто буйная игра фантазии автора, которую ограничивала — и подталкивала — лишь форма украшаемого предмета.

Рис.24.1.Фантазия

От греческих ювелиров в звериный стиль вошли новые мотивы, — скажем, голова льва или новый тип изображения грифона с разверстым клювом и высунутым языком. Из эллинских колоний пришёл в степь и новый для звериного стиля сюжет — борьба зверей. К изображениям зверей добавляется растительный орнамент.

Рис.25.Борьба зверей

Рис.26.Борьба зверей

Как бы то ни было искусство звериного стиля превратилось в наиболее яркое и самобытное явление скифской культуры.

Продолжение следует

Я зарабатываю на жизнь литературным трудом.

Буду благодарен, если вы звякните пиастрами в знак одобрения и поддержки 

Сбербанк 4274 3200 2087 4403

У этой книги нет недовольных читателей. С удовольствием подпишу Вам экземпляр! 

Последняя война Российской империи (описание и заказ)

promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 194
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded