sergeytsvetkov

Category:

Образ князя Игоря в древнерусской литературе

Подробное  изложение «Повестью временных лет обстоятельств поражения  князя Игоря  под стенами Константинополя и его гибели в «Деревах» создали  у  историков впечатление, что Игорь представлен в летописи в образе   «князя-неудачника». Кажется, С.М. Соловьев первым заявил: «Рассмотрев   занесенные в летопись предания об Игоре, мы видим, что преемник Олега   представлен в них князем недеятельным, вождем неотважным» (Соловьев С.М. Сочинения. История России с древнейших времен. Кн. I. Т. 1. М., 1993. С. 143). Современные исследователи очень часто почти слово в слово повторяют эту неверную характеристику Игоря (см., напр.: Никитин А.Л. Основания русской истории. М., 2000. С. 205).

Однако,   по наблюдению А. С. Демина, недеятельных людей в летописи вообще нет:   «Архаическое представление летописца о человеке имело… непривычную для   нас особенность… летописные герои в каждый данный момент представлялись   внешне исключительно деятельными…» (Демин А.С. Архаическая персонология «Повести временных лет» // Автопортрет славянина. М.. 1999. С. 18).

Если   образ «князя-неудачника» и просматривается, то лишь в Лаврентьевском и   Ипатьевском списках «Повести временных лет», откуда по каким-то  причинам  оказались изъяты почти все триумфы Игоря, сохраненные  Новгородской I  летописью, — его победоносные походы на угличей и  «древлян». Возможно,  это обстоятельство объясняется влиянием  византийской историографии, для  которой действительно характерно  принижение личности Игоря. Лев Диакон  говорит о его «жалкой судьбе» и  упоминает всего два эпизода Игоревой  жизни: бегство «с десятком ладей»  из-под Константинополя и катастрофу  похода «на германцев»,  закончившегося гибелью князя.

Но  восприятие образа Игоря  древнерусскими людьми и древнерусским  летописанием в целом было  совершенно иное. Митрополит Иларион в первой  половине XI в. говорил как  о чем-то общеизвестном, что «старый Игорь» и  сын его «славный  Святослав… мужеством же и храбрством крепостию  поминаются ныне и  слывут». Для составителя Новгородской I летописи Игорь  «бысть храбор и  мудр». Это и есть подлинная характеристика Игоря,  внятно и  недвусмысленно высказанная нашими древними писателями, ибо   противоположная его оценка («князь-неудачник») в древнерусских   памятниках не встречается, и историки грешат против истины, беря на себя   смелость сформулировать ее от лица древнерусских книжников.

И в   самом деле, Игорь воюет с печенегами, расширяет границы Русской земли,   «примучивая под дань» угличей и «древлян», и заключает престижный   договор с «греческими царями» – где же тут «образ князя-неудачника», из   чего можно вывести заключение о «недеятельности и немудрости» Игоря,  как  это делается сплошь и рядом?

Точно так же, обратившись к   сказанию о древлянской дани, увидим не пришибленного постоянными   несчастьями человека, а скорее чересчур самонадеянного воина, во всем   полагающегося на свою силу и удачу. Конечно, разгром под стенами   Константинополя в 941 г. — очевидный неуспех Игоря. Но в целом он   предстает перед нами не большим неудачником, чем его прославленный   наследник князь Святослав, которого в конечном счете также ожидали   поражение и гибель. Ничего позорного и «жалкого» в такой смерти наши   предки не видели. Владимир Мономах спрашивал Олега Святославича (утешая   его по поводу гибели сына): «Дивно ли, что муж умер в полку [погиб на   войне, в походе], так умирали и прежде наши прадеды». Летописцам не было   никакой нужды выдумывать небывалые подвиги, чтобы прославить имя Игоря  в  потомстве.

Мои книги

1. Вышла моя новая книга «Сотворение мифа» (описание, отзывы, как заказать)

Зарождение русской исторической науки. Первые идеологические битвы. В настоящее время «Сотворение мифа»  — это  единственная книга, которая в популярном стиле и доступным  языком  знакомит читателя с проблемами становления русской  историографии, рисует  портреты первых российских учёных-историков и  разворачивает полную  картину зарождения норманнизма в Швеции и его  последующего укоренения на  русской почве.

Книга содержит очерк древней русской истории.

Библиографический список состоит из 100 изданий.

2. Последняя война Российской империи (описание, отзывы, как заказать)

Книга знакомит читателя с историей сползания государств Европы к  беспрецедентной военной бойне и ходом военных действий на главных  фронтах: Западном, Восточном, Турецком, Балканском — от первого до  последнего дня. Война показана как «сверху» (планы, стратегия,  проведение крупных операций), так и «снизу», «из окопа» — глазами  рядовых участников сражений.

Книга снабжена уникальными планами боевых действий (16-полосная цветная вкладка).

3. Исторические биографии в Директ-Медиа

promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 190
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded