sergeytsvetkov

Category:

День большевистского гестапо

Проект памятника Дзержинскому на Лубянке, предложенный Верой Мухиной
Проект памятника Дзержинскому на Лубянке, предложенный Верой Мухиной

День  чекиста в современной России — это... Этому даже имени нет. Вести  родословную органов безопасности демократического государства от ЧК, ну,  знаете... Лютый пи@дец — слишком мягко описывает ситуацию.

Сразу после создания ВЧК Феликс Дзержинский заявил: «Не думайте, что я ищу форм революционной юстиции; юстиция сейчас нам не нужна. Я предлагаю, я требую организации революционной расправы над деятелями контрреволюции» [Бонч-Бруевич В.Д. На боевых постах Февральской и Октябрьской революций. — М., 1931. С. 191−192]. Лацис публично и не менее откровенно поведал о том, как аппарату ВЧК «..жизнь заставила присвоить революционным путем право на непосредственные расправы. Тов. Дзержинский сделал шаг, декретом не предусмотренный, никем не разрешенный. Левые социалисты-революционеры, возглавлявшие комиссариат юстиции, поднимают вой, требуют поставить вопрос в Совнаркоме. Однако Владимир Ильич уклоняется от включения этого вопроса в повестку Совнаркома. Он понимает, что тов. Дзержинский прав. <...> По предложению Малого Совнаркома, Совнаркомом в мае [1918 г.] было, кажется, принято постановление, объявляющее врагами народа действующие против Советской власти партии. Это постановление не было опубликовано, но о нем знали. Я даже не берусь сказать, было ли утверждено Совнаркомом это постановление. Сомневаться заставляют неоднократные выступления Наркомюста против беззаконной расправы ВЧК. Во всяком случае, эти права [для ВЧК] не были Совнаркомом широко декларированы. ..Поэтому тов. Дзержинский руководствовался партийной директивой и каждый раз применял ее, согласно требованиям момента» [Лацис М. Тов. Дзержинский и ВЧК // Пролетарская революция. 1926. № 9. С. 85, 89].

Так были заложены основы абсолютно преступной репрессивной системы, что бросалось в глаза современникам, даже настроенным лояльно по отношению к Советам:

«Камера,  куда я попал, была подобна огромному, вечно жужжавшему муравейнику...  Уголовники здесь были смешаны с политическими, но в 1937—1938 гг.  политических было в десять раз больше, чем уголовных, и потому в тюрьме  уголовники держались робко и неуверенно… Чем объясняли заключенные эти  вопиющие извращения в следственном деле, эти бесчеловечные пытки и  истязания? Большинство было убеждено в том, что их всерьез принимают за  великих преступников. Рассказывали об одном несчастном, который при  каждом избиении неистово кричал: «Да здравствует Сталин!»

…В  моей голове созревала странная уверенность в том, что мы находимся в  руках фашистов, которые под носом у нашей власти нашли способ уничтожать  советских людей, действуя в самом центре советской карательной  системы».

Николай Заболоцкий

Профессиональные советы тех, кто «делал жизнь с товарища Дзержинского»:

Петр  Магго (10 тыс. расстрелов): «У того, кого ведешь расстреливать, руки  обязательно связаны сзади проволокой. Велишь ему следовать вперед, а сам  за ним. Где нужно, командуешь "вправо", "влево", пока не выведешь к  месту. Там ему дуло к затылку и трррах! И одновременно даешь крепкий  пинок под задницу. Чтобы кровь не обрызгала гимнастерку и чтобы жене не  пришлось опять ее отстирывать».

Василий  Блохин (20 тыс. расстрелов): «Опытный палач стреляет в шею, держа ствол  косо вверх. Тогда есть вероятность, что пуля выйдет через глаз или рот.  Тогда будет только немного крови, в то время как пуля, выстреленная  прямо в затылок, приведет к обильному кровотечению — вытекает больше  литра крови. Если убивать по 250 человек в день, то уборка помещения  становится серьезной проблемой».

А закончим добрым анекдотом.

В  одном из храмов только-только закончилось богослужение. Верующие  подходят ко кресту. Вдруг распахиваются двери и в храм входят  вооруженные чекисты, ведущие на веревке козла. Подходят к священнику и  говорят:

— Ну что, поп! Всё людей обманываешь? И не стыдно тебе! Нет? Тогда вот что крести козла или мы тебя расстреляем!

Люди в храме стоят, перешептываются нерешительно, не знают, что делать. А батюшка чекистам попался неробкий, отвечает:

— Простите, товарищи, а можно я с козлом сначала посоветуюсь?

— Ну давай, бородатый! — отвечают чекисты.

Священник  наклонился к козлу, гладит его по голове, в глаза смотрит. Козел  периодически блеет. И так проходит минут пятнадцать. Наконец надоело  ждать воинствующим безбожникам и один из них спрашивает:

— Ну что, поп, с козлом посоветовался? И что он тебе сказал?

Батюшка отвечает:

— Посоветовался, товарищи, посоветовался; Козел сказал, что креститься не будет, потому что тогда его в комсомол не возьмут!

promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 190
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →