sergeytsvetkov

Categories:

Разруха в головах

Много раз читал в сети различные варианты такой вот истории:

"Целые районы Кейптауна и Йоханнесбурга превратились в буквальном смысле в руины, в которых можно снимать фантастический фильм о планете, пережившей ядерную катастрофу. Представьте себе небоскребы, физически занятые стадом людей, которые разводят костры в ванной и гадят в лифтовые шахты, пока они не наполняются доверху, после чего стадо откочевывает в следующий небоскреб". (Юлия Латынина: Почему я не демократ. Манифест разочарованного интеллигента)
"А нынешний Кейптаун устроен так. В дом с лифтами, с подъездами, с ваннами, с системами отопления заезжают дикари с козами, с несколькими женами. Они гадят в гостиной вместо туалета. Они разводят в ванной костры. Эти люди считают, что всё окружающее – вода в трубах, отопление, сортир – это козни проклятого белого колонизатора. И учиться за собой спускать – это позорить гордое звание черного человека. Лифтовая шахта служит туалетом, она заполняется приблизительно через 10 лет, после чего можно переселяться в другой небоскреб. Большая часть южноафриканских городов деградировала, причем безвозвратно, потому что пользование туалетом принципиально приравнивается к низкопоклонству перед колонизаторами". https://tor85.livejournal.com/3406322.html

Не знаю, правда ли это. Но интересно, что у этой истории есть аналогия и на русской почве.

Слово классику. Николай Лесков. "Загон" (Глава II. Шут Севацкой):

"Всеволожский тоже интересный человек своего времени... Всеволожский ввел ересь: он стал заботиться, чтобы его крестьянам в селе Райском было лучше жить, чем они жили в Орловской губернии, откуда их вывели. Всеволожский приготовил к их приходу на новое место целую «каменную деревню».

О таких чистых и удобных помещениях и помышлять не могли орловские крестьяне, всегда живущие в беструбных избах. Все дома, приготовленные для крестьян в новой деревне, были одинаковой величины и сложены из хорошего прожженного кирпича, с печами, трубами и полами, под высокими черепичными крышами. Выведен был этот «порядок» в линию на горном берегу быстрого ручья, за которым шел дремучий бор с заповедными и «клейменными» в петровское время «мачтовыми» деревьями изумительной чистоты, прямизны и роста. В этом бору было такое множество дичи и зверья и такое изобилие всякой ягоды и белых грибов, что казалось, будто всего этого век есть и не переесть. Но орловские крестьяне, пришедшие в это раздолье из своей тесноты, где «курицу и тае выпустить некуда», как увидали «каменную деревню», так и уперлись, чтобы не жить в ней.

— Это, мол, что за выдумка! И деды наши не жили в камени, и мы не станем.

Забраковали новые дома и тотчас же придумали, как им устроиться в своем вкусе.

Благодаря чрезвычайной дешевизне строевого леса здесь платили тогда за избяной сруб от пяти до десяти рублей. «Переведенцы» сейчас же «из последних сил» купили себе самые дешевенькие срубцы, приткнули их где попало, «на задах», за каменными жильями, и стали в них жить без труб, в тесноте и копоти, а свои просторные каменные дома определили «ходить до ветру», что и исполняли.

Не прошло одного месяца, как все домики прекрасной постройки были загажены, и новая деревня воняла так, что по ней нельзя было проехать без крайнего отвращения. Во всех окнах стекла были повыбиты, и оттуда валил смрад.

По учреждении такого порядка на всех подторжьях и ярмарках люди сообщали друг другу с радостью, что «райские мужики своему барину каменную деревню всю запакостили».

Все отвечали:
— Так ему и надо!
— Шут этакой: что выдумал!
— Вали, вали ему на голову; вали!

За что они на него злобствовали, — этого, я думаю, они и сами себе объяснить не могли; но только они как ощетинились, так и не приняли себе ни одного его благодеяния. Он, например, построил им в селе общую баню, в которую всем можно было ходить мыться, и завел школу, в которой хотел обучать грамоте мальчиков и девочек; но крестьяне в баню не стали ходить, находя, что в ней будто «ноги стынут», а о школе шумели: зачем нашим детям умнее отцов быть?

— Мы ли-де своим детям не родители: наши ли сыновья не пьяницы!

Дворяне этому радовались, потому что если бы райские крестьяне приняли благодеяния своего помещика иначе, то это могло послужить вредным примером для других, которые продолжали жить как обры и дулебы, «образом звериным»".

promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 190
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категориям: Архитектура, Кино, Лытдыбр, Общество, Фантастика.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.
Suspended comment
Без следствия тут не разобраться: в каком месте каменные дома стояли, далеко ли до воды, какой толщины стены, какие печи сложили, много ли дров надо протопить? А уж потом людей осуждать. Ну и сланцев резиновых не было тогда, чтоб на ледяном полу стоять в помывочном отделении.
Брошюрки эти тролли из дворян строчили...Курная изба потребляет в 5 раз меньше топлива, чем обычная печь с трубой...А с топливом там явно не всё так просто было небось. Лес барский, за хворост или дрова из него плати барину! Причём крестьяне и так в большой нужде живут и ели конца с концами сводят...Не упала им эта печка с трубой...
Все вообще забывают, какие там штрафы баре крестьянам влепляли, если крестьянина поймали с стволом какой ольхи, что он вздумал срубить и домой утащить на дрова...Это если чё мусорное дерево...
Suspended comment
Suspended comment
У Лескова художественное произведение. Мотив неблагодарных к улучшениям крестьян был, но земледельцы консервативны: если что не так, будет голод.
Это сатирический очерк, но Лесков говорил, что всё списано с натуры.

Замысел «Загона» возник летом 1891 года, о чем Лесков сообщал в письме к Л. Толстому от 20 июня этого года (см. выше, стр. 595 данного тома). Вначале замысел рассказа был связан по преимуществу с одним из типов «обрусителей», которого Лесков наблюдал на даче в Меррекюле. Ввиду того, что рассказ по замыслу был сатирический, Лесков сомневался, нужно ли работать над осуществлением возникшего замысла, не принесет ли рассказ зло вместо пользы. «Вот «обруситель», которого лучше и не сочинишь, а он есть в натуре. Не описать ли его? Как думаете? Зла ведь от этого не будет, кажется» («Письма Толстого и к Толстому», стр. 109, 110).

В октябре 1892 года Лесков сообщал Л. Толстому о работе над «Загоном», но на этот раз связывал его содержание со статьей М. О. Меньшикова: «Написал я всего листка два-три иллюстраций к превосходной статье Меньшикова «о китайской стене». Статья называется «Загон»... Там все картины, что было в «Загоне» «у своего корыта», когда мы особились и что опять заводится теперь» («Письма Толстого и к Толстому», стр. 145). К концу октября 1893 года рассказ был закончен и сдан в журнал «Книжки «Недели», но и автор и редакция журнала беспокоились за его судьбу, опасаясь гонений со стороны цензуры: «Я написал нечто для «Недели», и это уже набрано, но как-то пугает всех, и потому не знаю: выйдет это или нет. Называется это «Загон». По существу это есть обозрение. Списано все с натуры... Не в том дело, мастеровито ли это, а в том, есть ли сие на потребу дня сего» (там же, стр. 157).

Источник: http://leskov.lit-info.ru/leskov/proza/zagon/zagon-primechaniya.htm
Это не разруха, но такой порядок в тех головах. Твердокаменный! не нами заведено, чего уж тут.
Где-то рядом расположена и страсть к халяве. Но насильно навязываемая халява вызывает настороженность и недоверие.
Deleted comment
Deleted comment
Suspended comment
Suspended comment
Ну, тут вопросы еще...
Не знаю, что там в Кейптауне, не бывал, но там хоть сейчас дело происходит, исследовать можно (в теории).

А что до Лескова...
Ну, вот выстроил барин крестьянам дома... А как он выстроил? Понятно, исходя из своих барских представлений о доме. Что он там предусмотрел, что нет... Сараи, курятники, дровяник, погреб опять же.
Ну, вот хотя бы: "Выведен был этот «порядок» в линию на горном берегу быстрого ручья"
Оно да, со стороны красивенько выглядит. А кто подумал, как с того горного берега вниз к ручью за водой ходить? Чай, люди, не козы, к лазанию по крутому каменистому берегу не приспособлены. А за водой-то, как ни крути, надо, без воды - и не туды, и не сюды.
Или еще: "Все дома, приготовленные для крестьян в новой деревне, были одинаковой величины"
Дак то еще похуже, чем "хрущевки". Одной семье в той "одинаковой величине" тесно будет, другой - чрезмерно просторно, убирать замаешься. Хрущевки-то хоть разного размера и комнатности были, а тут - "все по линеечке".
Тож вопрос, как там с утеплением да протопкой в зиму тех домов было. Ибо попробуй протопи печью каменную хоромину - так только протопкой и будешь целый день заниматься, а ночью все одно мерзнуть.
А еще - как там было с проходом из жилой части к скотине. В крестьянских домах обычно проход был сквозной - зимой, чтоб корову подоить, и на мороз выходить не надо, вышел из избы в подклеть али в пристроенный коровник - и вот тебе, дои.
Ну, в общем, все напоминает нынешнее благоустройство силами градоначальников. Выведенные по линеечке дорожки ласкают начальственный взгляд своей строгой лаконичностью, а люди, сволочи, так и норовят кривые тропинки протоптать, неблагодарные, да на дизайнерских скамейках сидеть не хотят - та все время в тени, а на этой жарко мол - ну ничем на подлый люд не угодишь!
Suspended comment
Suspended comment

e1_bueno

May 24 2020, 14:13:16 UTC

Под Кемерово, в Ижморку, сослали несколько вагонов крестьян из центральной России. От станции до самой деревни было километров тридцать, но это были километры настоящего сибирского бездорожья и грязи.
Уполномоченные людей развели по участкам и ушли. Жителям повезло, их переселили в самом начале лета. До зимы они запасли дров, построили избушки или землянки, наделали запасов - что посеяли, посадили, в лесу было полно ягоды и грибов, в речке мордочками ловилась рыба.
Перезимовали. Потом расстроились, обжились, земли хватало, покосы отличные и напротив даже радовались что их сослали в Сибирь.
Родина вспомнила про своих переселенцах 22 июня 1941 года, как во всех других местах 2\3 призванных с войны не вернулась.

Россия - очень разная. На Кубани одни русские, а в Сибири другие, а в Подмосковье - третьи.
Были такие сёла , в которых переселенцы попались не дружные, спорили, ругались. И потом многие умерли. А в других сёлах зимой никто не умирал.

Лесков вероятно прав, среди крестьян несомненно были тупые злобные идиоты. Но совершенно точно - не все были такими. Ну или за триста лет в Сибирь идиоты не добирались.
Не были крестьяне тупыми идиотами. Я там ниже написал.
Что крестьяне всегда хотели, чтобы от них отвязались чиновники и баре, чтобы они имели свой кусок земли на которым они сами распоряжались без всяких тут указаний и советчиков всяких. Потому как за сотни лет помещики и власть их заколебали.
Suspended comment
цитата из
"Так вы смотрите, Иван Осипович, – говорили ему в управлении, – не подкачайте. Иностранцы будут. Нужно как-нибудь повиднее все сделать, пофасонистее.
– Верьте слову, – бормотал старик со слезами на глазах, – каких людей кормил! Принца Вюртембергского кормил! Шаляпина, Федора Ивановича! Самого Чехова кормил, Антона Павловича! Я уж не подведу! Мне и денег платить не нужно. Как же мне напоследок жизни людей не покормить? Покормлю вот – и умру!
Иван Осипович страшно разволновался. Узнав об окончательном отказе от спиртного, он чуть не заболел . Но оставить Европу без обеда он не решился. Представленную им смету сильно урезали, и старик, шепча себе под нос: «Накормлю – и умру», добавил шестьдесят рублей из своих сбережений. В день обеда Иван Осипович пришел в нафталиновом фраке. Покуда шел митинг, он нервничал, поглядывал на солнце и покрикивал на кочевников, которые просто из любопытства пытались въехать в столовую верхом. Старик замахивался на них салфеткой и дребезжал:
– Отойди, Мамай, не видишь, что делается ! Ах, господи! Соус пикан перестоится. А консоме с пашотом не готово!
На столе уже стояла закуска . Все было сервировано чрезвычайно красиво и с большим умением. Торчком стояли твердые салфетки, на стеклянных тарелочках , во льду , лежало масло, скрученное в бутоны, селедки держали во рту серсо из лука или маслины, были цветы, и даже обыкновенный серый хлеб выглядел весьма презентабельно.
Наконец гости явились за стол. Все были запылены, красны от жары и очень голодны. Никто не походил на принца Вюртембергского. Иван Осипович вдруг почувствовал приближение беды.
– Попрошу у гостей извинения, – сказал он искательно, – еще пять минуточек – и начнем обедать . Личная у меня к вам просьба – не трогайте ничего на столе до обеда, чтоб все было как полагается.

На минуту он убежал в кухню, светски пританцовывая, а когда вернулся назад, неся на блюде какую-то парадную рыбу, то увидел страшную сцену разграбления стола. Это до такой степени не походило на разработанный Иваном Осиповичем церемониал принятия пищи, что он остановился. Англичанин с теннисной талией беззаботно ел хлеб с маслом, а Гейнрих, перегнувшись через стол, вытаскивал пальцами маслину из селедочного рта. На столе все смешалось. Гости, удовлетворявшие первый голод, весело обменивались впечатлениями.
Прочтите любопытный рассказ "ПЕРЕД БУРЕЙ Настоящая картина жизни в России перед коммунистической революцией 1917 года"
Барон Карл Врангель - Рокассовский.
Там помещик то же пытался переселить крестьян из их лачуг в приличные дома, жалостливый был.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →