sergeytsvetkov

Categories:

1812 год

Из моего вчерашнего стендапа в кинотеатре Иллюзион перед показом документального фильма "Бородино".

«У нас время прегадкое: двух градусов мороза еще не было во всю зиму, больных тьма-тьмущая. Грипп свирепствует вовсю, все старики вдруг перемерли».

Александр Булгаков, из Москвы — брату Константину, в Бухарест, 9 января 1812 года

Новый, 1812 год — год високосный — русское общество встретило весело и шумно. Балы и эрмитажи при дворе, увеселительные собрания у министров и послов следовали беспрерывно одни за другими. По словам современника, «всё плясало, кружилось и веселилось, между тем как военные приготовления делались по всей России» (Ф.Я.Миркович, конногвардеец).

Последовавший затем Великий пост обратил мысли на более серьезный лад. К лету предчувствие близкой военной грозы разлилось в воздухе. А перед грозой воздух душен и дышится тяжело. Князь П.А.Вяземский впоследствии писал, вспоминая те дни: «Наполеон... был равно страшен и царям, и народам. Кто не жил в эту эпоху, тот знать не может, догадаться не может, как душно было жить в это время... Все были как под страхом землетрясения или извержения огнедышащей горы. Вся Европа задыхалась от этого страха. Никто не мог ни действовать, ни дышать свободно».

Гроза двенадцатого года

Настала — кто тут нам помог?

Остервенение народа,

Барклай, зима иль русский бог?

А.С. Пушкин. Евгений Онегин

Отечественная война 1812 года изумила прежде всего само русское общество. За отчизну готовы были драться и умереть, но такой чудесной и скорой победы над лучшим полководцем мира не ожидал никто. Помощь свыше казалась наиболее разумным объяснением случившегося. Недаром на памятной медали в честь окончания войны были выбиты слова: «Не нам, не нам, а имени Твоему». Почему же победа над Наполеоном представлялась современникам необъяснимым чудом?

Чтобы вполне оценить опасность, которая угрожала тогда нашему отечеству, надо принять во внимание соотношение сил. Мы привыкли к тому, что Россия превосходит по численности любую страну Европы и обычно думаем, что так было и в прошлом. Но в начале XIX века демографическая ситуация была совершенно другой. Франция была тогда гораздо более населенной страной, чем бескрайняя Российская империя, в которой проживало всего около 36 миллионов человек, причем русское население, из которого собственно и комплектовалась армия, не превышало 30 млн. Во Французской империи насчитывалось 71 млн жителей (из 172 млн, населявших Европу). Ежегодно Наполеон мог ставить под ружьё от 300 до 400 тыс. призывников. Имея столь подавляющее численное превосходство, император французов с полным правом мог рассчитывать на успех.

Общая численность сформированной им Великой армии достигала 678 000 солдат и офицеров. В ней разговаривали на 12 европейских языках, поскольку примерно половину ее составляли союзники Франции — поляки, австрийцы, немцы, швейцарцы, итальянцы, голландцы, датчане, испанцы, португальцы, хорваты и другие народы. Помимо этих корпусов, Наполеон располагал еще полумиллионом солдат, расквартированных во Франции, Италии и Испании. Таким образом, всего он поставил под ружье 1 178 000 человек.

Этой армаде Александр I мог противопоставить 267 000 человек в первой линии обороны, из которых в основных боевых действиях приняло участие всего 150 000, разделенных к тому же на две армии. Резервы составляли около 200—250 000 человек. С военной точки зрения поражение России было предрешено. Воевать пришлось не числом, а умением.

12 июня 1812 года Наполеон дал приказание форсировать Неман — границу Французской и Российской империй. Солдатам Великой армии было зачитано воззвание, которое заканчивалось словами: «Россия увлечена роком!». В конце воззвания Александра к русской армии стояло: «На зачинающего Бог!» Россия в этой войне была слабой, но вместе с тем правой стороной.

И оказалось, что злой рок преследовал не Россию, а самого Наполеона с первого его шага по русской земле. Сначала ему не удалось помешать соединению двух русских армий под Смоленском. Затем были Бородино, где он остался победителем без победы, и Москва, превратившая Великую армию в сборище мародеров. Была народная война, против которой оказался бессильным его гений полководца. В конце концов Наполеон оказался выкинут из России, не потерпев формально ни одного поражения.

В начале декабря генерал Дюма (отец знаменитого писателя), командующий французскими частями на Неманской переправе, увидел на другом берегу горстку изможденных людей со знаменем Империи. «Кто вы?» — крикнул он высокому человеку в эполетах. «Арьергард Великой армии, — прозвучало в ответ. — Я маршал Ней». К тому времени от Великой армии остался лишь призрак. Наполеон вывел из ледяного ада всего 18 тыс. человек. Вся верная ему Европа осталась погребенной в русских снегах.

***

В конце хочу заметить, что это была одна из последних «рыцарских» войн, когда, например, в русском стане покушение на жизнь предводителя Великой армии рассматривалось как поступок, несовместимый с военной честью. Во всяком случае, когда знаменитый партизан А.С.Фигнер, лелеявший мысль избавить мир от «врага рода человеческого», явился с подобным предложением к Кутузову и Ермолову, те выказали явное замешательство. Фигнер хотел пробраться в Кремль, наняться истопником и, улучив момент, застрелить Наполеона из маленького пистолета.

«Изумленный предложением Фигнера Алексей Петрович (Ермолов) начал зорко вглядываться в отважного самоотверженца и испытывать его разными вопросами, чтобы из ответов увериться, в здравом ли уме Фигнер?.. Ермолов решился в полночь, по отвратительной дороге, в непогоду, идти к Кутузову... «Что ты, Алексей Петрович? — спросил Кутузов вошедшего Ермолова…

— Все ли благополучно у нас?» <…> Пока Алексей Петрович рассказывал, Михаил Илларионович <…> начал ходить по избе, заложивши назад руки, и спросил: «Фигнер не сумасшедший ли?»

Для полноты картины следует добавить, что в эту минуту из окна квартиры главнокомандующего было видно зарево над горящей Москвой.

Ермолов отмалчивался, на все вопросы отвечая только: «Как Вам угодно приказать», а Кутузов, расхаживая и «как бы рассуждая сам с собою, проговорил вслух: «На чем основаться? Ведь в Риме, во время войны между Фабрицием и Пирром, предложили однажды первому, чтобы разом покончить войну, отравить последнего, — Фабриций отослал предлагавшего это доктора, как изменника, к Пирру». — «Да это было так в Риме, давно уже», — ответил Ермолов. Кутузов, как будто не слыхав сказанного, взглянул в окно на зарево и продолжал рассуждение вслух. «Как разрешить! Если бы я или ты стали лично драться с Наполеоном явно... Но ведь тут выходит тоже как бы разрешить из-за угла пустить камнем в Наполеона. Удастся Фигнеру, скажут, не он убил Наполеона, — а я, или ты...» Опять молчание, опять вопрос Ермолову: «Как ты думаешь?» — и опять прежний на это ответ: «Как угодно приказать». Кутузов, продолжая ходить, молчал. Ермолову нужно было решение главнокомандующего, что сказать Фигнеру, и для этого, повторив, что Фигнер дожидается, он спросил: «Что же сказать ему?» Кутузов, подумав, ответил, разняв руки и сделав ими жест, когда предложенного не отклоняют и не принимают... «Христос с ним! пусть возьмет себе осьмерых казаков на общем положении о партизанах».

(Этот эпизод приводит Н.Розанов со слов И. М. Ковалевского, вхожего в дом Ермолова уже после отставки последнего; позже эта сцена вошла в роман Н.Данилевского «Сожжённая Москва»).

Вероятно, Кутузов отдал это дело на волю судьбы, не особенно веря в успех Фигнеровой задумки. Так и вышло: проникнуть в Кремль Фигнеру не удалось — императора бдительно охраняли ветераны Старой гвардии. Переодетого нищим Фигнера схватили у Спасских ворот. Выручили его незаурядное самообладание и актёрский дар: он притворился сумасшедшим и был отпущен.

А после изгнания Наполеона из России чувство мести в русских сердцах и вовсе стихло. Достаточно сказать, что во время этапирования Наполеона на Эльбу в 1814 году генерал граф П. А. Шувалов специально пересел в его карету и надел знаменитую серую шинель низложенного французского императора, дабы в случае покушения на его жизнь принять на себя кинжальный удар или пулю.

С организатором кинолектория "Среда истории" Славой Коноваловым
С организатором кинолектория "Среда истории" Славой Коноваловым

Подпишу вам экземпляр моей книги "Последняя война Российской империи"

Книга о мужчинах и для мужчин (но с удовольствием читают и женщины). С авторской подписью.

Описание книги и условия приобретения см.
https://sergeytsvetkov.livejournal.com/476612.html
или пишите на мой мейл
s.tsvetkov.history@gmail.com

Сделать питание автора более разнообразным можно через
Сбербанк
4274 3200 2087 4403

PayPal s.tsvetkov.history@gmail.com

promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 189
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded