Сергей Эдуардович Цветков (sergeytsvetkov) wrote,
Сергей Эдуардович Цветков
sergeytsvetkov

Опыт самохарактеристики графа Ростопчина

Фёдор Васильевич РостопчинГраф Фёдор Васильевич Ростопчин (Растопчин) был известен своим остроумием и привычкой к хлёсткому словцу. Один из малоизвестных примеров этой отличительной особенности его яркой личности сохранился в мемуарных записках актрисы Луизы Фюзиль. Привожу их в старой орфографии. Дело относится к 1808 году.

"Одна дама совѣтовала Растопчину написать свои воспоминанія, которыя не преминули бы возбудить большой интересъ въ публикѣ. Нѣсколько дней спустя, онъ является съ маленькой рукописью. "Я повиновался вашему приказанію, сказалъ онъ, и написалъ воспоминанія; вотъ онѣ съ посвященіемъ“.

Воспоминанія графа Растопчина, писанныя имъ самимъ.

I.
„Въ 1765 году 12 Марта я вышелъ изъ тьмы къ свѣту. Меня смѣрили, свѣсили и окрестили. Я родился, не зная почему, и родители возблагодарили небо, не зная за что“ .

II. — Мое воспитаніе.
„Меня обучали разнымъ вещамъ и разнымъ языкамъ. Благодаря моему безстыдству и шарлатанству, я слылъ иногда ученымъ. Голова моя стала шкапомъ съ разрозненными книгами, ключъ отъ котораго хранился у меня“.

III. — Мои страданія.
„Меня мучили учителя, мучили портные своими узкими платьями, мучили женщины, честолюбіе, самомнѣніе, безплодныя раскаянія, властелины и воспоминанія“ .

IV. — Лишенія.
„Я былъ лишенъ трехъ великихъ наслажденій человѣческаго рода: кражи, обжорства и гордости.

V. — Достопамятныя эпохи.
„Въ тридцать лѣтъ я отказался отъ танцевъ, въ сорокъ отъ желанія нравиться прекрасному полу, въ пятьдесятъ отъ общественнаго мнѣнія, въ шестьдесятъ отъ мышленія и сталъ настоящимъ мудрецомъ или эгоистомъ, что одно и тоже".

VI. — Нравственный обликъ.
„Я упрямъ, какъ мулъ, привередливъ, какъ женщина-соблазнительница, веселъ, какъ ребенокъ, лѣнивъ, какъ сурокъ, дѣятеленъ, какъ Наполеонъ, и все это по доброй волѣ“ .

VII. — Важное рѣшеніе.
„Не умѣя владѣть лицомъ, я далъ волю своему языку и представлялся, что имѣю дурную привычку думать вслухъ; это дало мнѣ нѣсколько радостей и много враговъ“.

VIII. — Чѣмъ я былъ и чѣмъ могъ быть?
„Я былъ расположенъ къ дружбѣ и довѣрію и если бы родился въ золотой вѣкъ, могъ бы стать добрякомъ“ .

IX. — Правила, заслуживающія уваженія.
"Я никогда не путался въ сватовства и въ сплетни. Никогда не рекомендовалъ ни повара, ни доктора и слѣдовательно не покушался ни на чью жизнь“.

X. — Мои вкусы.
„Я любилъ маленькое общество, прогулку по лѣсу. Чувствовалъ невольное обожаніе къ солнцу, и его закатъ всегда наводилъ на меня грусть".

XI. — Мои отвращенія.
„Я имѣлъ отвращеніе къ глупцамъ и негодяямъ, къ женщинамъ-интриганкамъ, играющимъ въ добродѣтель; жалость къ крашеннымъ мущинамъ и нарумяненнымъ женщинамъ; отвращеніе къ крысамъ, ликерамъ, мистицизму и ревеню, ужасъ къ юстиціи и бѣшенымъ животнымъ“.

XII. — Разборъ моей жизни.
„Я жду смерти безъ страха, но и безъ нетерпѣнія. Жизнь моя дурная мелодрамма на большой сценѣ, гдѣ я игралъ героевъ, тирановъ, влюбленныхъ, благородныхъ отцовъ, но никогда не игралъ лакеевъ".

XIII. — Награды свыше.
„Мое счастье въ томъ, что я независимъ отъ трехъ людей, правящихъ Европою. Такъ какъ я довольно богатъ, къ дѣламъ повернулъ спину и равнодушенъ къ музыкѣ, то, слѣдовательно, мнѣ нечего дѣлить съ Ротшильдомъ, Меттернихомъ и Россини".

XIV. — Моя эпитафiя.

Здѣсь положили
Для отдыха
Съ пресыщенной душой,
Съ очищеннымъ сердцемъ
И съ изношеннымъ тѣломъ
Стараго преставившагося чудака.
Дамы и кавалеры, проходите мимо!

XV. — Посвященіе публикѣ.
„Публика — ты злая собака, фальшивый инструментъ страстей! Ты, поднимающаяся къ небесамъ и падающая въ грязь, проповѣдующая и клевещущая, не зная для чего. Образъ набата, собственное эхо, безсмысленный тиранъ, вырвавшійся изъ сумасшедшаго дома, экстрактъ тонкихъ ядовъ и нѣжнѣйшихъ запаховъ, представитель дьявола въ обликѣ человѣка, Фурія въ маскѣ христіанскаго милосердія; публика, которую я боялся въ молодости, уважалъ въ зрѣлыхъ годахъ и презиралъ въ старости, тебѣ посвящаю я свои воспоминанія. Наконецъ, я недостижимъ для тебя, такъ какъ мертвъ, а потому глухъ и нѣмъ; пользуйся же этими выгодами для спокойствія своего и рода человѣческаго“.


Tags: литература
Subscribe
promo sergeytsvetkov апрель 10, 2015 09:35 186
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments