Забытые истории

История — это не то, что было, и даже не то, что осталось. История — это то, что нам рассказали

Previous Entry Share Next Entry
Вендская миграция в Новгородскую землю
sergeytsvetkov
Данный пост является личным траурным венком на гроб одной научной теории в рамках объявленных уважаемым Varing торжественных и публичных «похорон норманнизма» http://community.livejournal.com/oldrus/152299.html

До недавнего времени одной из самых интригующих загадок ПВЛ была фраза: «Новугородьци ти суть людье Ноугородстии от рода Варяжьска, преже бо беша Словени». Иначе говоря, современные летописцу новгородцы происходят от «варяжского рода», тогда как изначально они были «словенами». Таким образом, мы имеем дело со сменой этнической идентификации населения Новгородской земли на рубеже XI–XII вв.

Норманнисты, конечно, поторопились объявить это свидетельством «скандинавской колонизации» древней Руси. Однако археологический материал, соотносимый со сколько-нибудь массовым пребыванием скандинавов, обнаружен лишь в древнерусском пограничье. (http://sergeytsvetkov.livejournal.com/55400.html) Выводить новгородцев от скандинавских переселенцев нет никаких оснований.

Между тем еще М.В. Ломоносов в своих «Возражениях на диссертацию Миллера» провидчески писал: «...варяги и Рурик с родом своим, пришедшие в Новгород, были колена славенского, говорили языком славенским, происходили из древних россов и были отнюдь не из Скандинавии... имени Русь в Скандинавии и на северных берегах Варяжского моря нигде не слыхано...» [М.В.Ломоносов. Полное собрание сочинений. Т.6, М.,Л. 1952]

Действительно, в настоящее время накоплен богатый и разнообразный археологический, антропологический, этнографический, лингвистический материал, доказывающий «вендские» корни значительной части славянского населения Новгородской земли. Антропологический материал из местных курганов, относящийся к XI-XIII столетиям, удостоверяет, что физический облик местного славянского населения соответствует расовому типу балтийских славян. Выделяется «ареал близких антропологических типов, принадлежащих к балтийскому морю, - балтийский. В него входят поляне (польские), висляне, ободриты, поморяне, словени новгородские, кривичи полоцкие, радимичи, дреговичи и, возможно, волыняне.» (Т.И.Алексеева. Славяне и германцы в свете Антропологических данных"// Вопросы истории, 1974, N3). Обследование современного населения Псковского обозерья, проведенное в 1976 г. сотрудниками Института этнографии Ю. Д. Беневоленской и Г. М. Давыдовой, выявило его принадлежность к западнобалтскому антропологическому типу, который «наиболее распространен у населения южного побережья Балтийского моря и островов от Шлезвиг-Гольштейна до Восточной Прибалтики и, как показывают наши материалы, еще далее к востоку, на Псковском побережье» [Русское население Псковского обозерья//Полевые обследования Института этнографии. М., 1979, с. 187-188]. Расхождения незначительны: «...Узколицые суббрахикефалы Новгородской земли обнаруживают ближайшие аналогии среди краниологических материалов балтийских славян. Так, черепа ободритов... также суббрахикефальны (черепной указатель 76,6; у новгородских словен – 77,2) и узколицы (скуловой диаметр 132,2; у новгородских словен – 132.1) Весьма близки они и по другим показателям... Все эти данные свидетельствуют о том, что славяне, осевшие в Ильменском регионе, имеют не днепровское, а западное происхождение» [Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. М., 1995, с. 245].


Языковеды, в свою очередь, отмечают некоторые особенности новгородского и псковского диалектов, не встречаемые у других восточнославянских племен, но находящие параллели в славянских наречиях южного побережья Балтики. К ним относится смешение звуков ч и ц, ш и с, ж и з, широкое распространение личных имен Варфоломей, Микула, Ян, Матей, Домаш (Фома) и уменьшительных на -ята и -хно: Петрята, Гюрята, Смехно, Жирохно и т. п., а также бытование терминов смерд, собака, невед (невод), неизвестных другим славянским народам [cм. Зализняк А. А. Новгородские берестяные грамоты с лингвистической точки зрения.//В. Л. Янин, А. А. Зализняк. Новгородские грамоты на бересте. (Из раскопок 1984-1989 гг.). М., 1993; Зеленин Д. К. О происхождении северновеликорусов Великого Новогорода; Лецеевич Л. Балтийские славяне и Северная Русь в раннем средневековье. Несколько дискуссионных замечаний//Славянская археология. Этногенез, расселение и духовная культура славян. 1990: Сборник. М., 1993; Петровский Н. М. О новгородских словенах//Известия Отделения русского языка и словесности. Пг., 1922].

Западнославянские элементы сохранились в планировке новгородских поселений по типу «кругляшки», когда дома располагаются вокруг центральной непроезжей площади, служащей чем-то вроде хозяйственного двора, на котором летом ночует домашний скот; при этом дома обращены к площади тыльной стороной. Подобный тип селений был распространен у средневековых полабских славян и их онемеченных потомков в «венедских» селениях Люнебурга, Ганновера и Мекленбурга, где его еще в XIX в. наблюдал Гильфердинг [Гильфердинг А. Ф. Собрание сочинений. СПб., 1874. Т. 1]. Между балтийскими и новгородскими славянами отмечено сходство и в технике строительства оборонительных укреплений.

Находки в Новгородской и Псковской землях керамики, различных бытовых предметов и ремесленных изделий IX-X вв., имеющих стилевое сходство с западнобалтийскими славянскими памятниками, зачастую прямо свидетельствуют даже не о культурном заимствовании или торговых контактах, а о непосредственной деятельности западнославянских ремесленников и рабочих в городах и поселениях Северо-Западной Руси [Седов В.В. Лепная керамика Изборского городища// Краткие сообщения института археологии, вып 155. М., 1978; Седов В.В. Древнерусская народность. М., 1999.]. Керамика западнославянского типа, в частности, составляет от 30% до 80% керамического материала Пскова, Городка на Ловати, Городка на Луге, Старой Ладоги, Изборска, Великих Лук.

Определенная преемственность прослеживается в религиозных представлениях и обрядах балтийских славян и новгородцев. Так, в Устюге Великом и на всем Архангельском севере этнографами было отмечено широкое распространение вотивных* приношений: больные делали из металла или дерева изображения больных частей тела или всего больного человека и подвешивали их на икону в храме. Аналогов этому обычаю среди великорусского населения к югу от Новгородской земли не отмечено, зато вотивы хорошо известны в Западной Европе, откуда они могли проникнуть на русский Север только вместе с переселенцами из балтийских славян.

* Вотив - предмет, посвященный (пожертвованный) божеству.

То же можно сказать о каменных крестах и церковной скульптуре, получивших преимущественное распространение в севернорусских землях. Любопытной этнографической параллелью является также почитание железной стрелы населением Вятской губернии. В селе Гостеве близ Котельнича на реке Вятке такая древняя железная стрела хранилась в храме - ей приписывались целебные свойства; а в селе Волкове близ древнего города Вятки подобную стрелу носили вместе с иконами в крестном ходе. Подвески на иконах в виде стрелы встречались в церквах средневекового Новгорода. Почитание таких «святынь» нигде более на Руси не встречается. Но в балтийском Волине свято чтилось водруженное на особой колонне железное копье, которое считалось знамением победы.

Еще одно известие о западнославянских переселенцах сохранилось в вологодских преданиях. В древние времена, еще до крещения Руси, говорит одна легенда, возле Вологды и Кубенского озера обитало племя волотов, почитаемое местным населением за богов. Эти волоты легко опознаются как велеты, т. е. лютичи-вильцы, хранители культа Радогоста, весьма популярного божества среди балтийских славян, наряду с арконским Святовитом; вероятно, благодаря религиозному авторитету своего племенного идола велеты и прослыли «богами», иначе говоря, чем-то вроде «божьего народа». Близ Новгорода также находилось Волотово поле – место погребения новгородских витязей.

На южнобалтийском берегу и в землях Северо-Западной Руси имеются географические «двойники» - водоемы и населенные пункты, например, Ильмень-озеро и Ильменава (современная Ильменау) – приток Эльбы в районе нынешнего Гамбурга. Впрочем, в древности, кажется, существовали и другие Ильмени. Хроника епископов Мерзебургских указывает, что «Ильменью называлась одна из рек, протекавших по вендской земле». Кстати, сама форма этого названия, употребляемая в «Повести временных лет», - «Илмер» - характерна именно для западнобалтийского региона. Илмером, в частности, в старину назывался залив Зейдерзее.

Итак, все факты говорят о том, что «варяжская колонизация» Новгородско-Псковской земли (уже заселённой ильменскими словенами – выходцами из Повисленья) шла не из Скандинавии, а из славянского Поморья.

Массовый отток ободритов из отеческих земель на восток начался, по всей видимости, с 939 г., когда, по сообщению германского хрониста Видукинда под властью саксонских королей оказались все славянские племена, живущие между Эльбой и Одером, и, вероятно особенно усилился со второй половины X столетия, после того как основатель Священной Римской империи Оттон I нанес поморским славянам сокрушительное поражение на реке Регнице (955 г.). Славяне пытались сопротивляться германскому натиску, и эта борьба по необходимости приняла формы религиозной войны. В 1001 г. ободритские князья Мстивой и Мечидраг «отпали от веры» и подняли восстание против немецкого владычества. Последовала ужасная резня христиан в Гамбурге и Альденбурге; по словам Гельмольда, к востоку от Эльбы не осталось и «следа от христианства». Новый взрыв этническо-религиозной вражды произошел в 1024 г., когда славянский князь Готшалк «обрушился на всю нордальбингскую землю (районы вдоль северного течения Эльбы. - С. Ц.) и учинил такое избиение христианского народа, что жестокость его перешла все границы», - и повторился в 1066 г., вновь сопровождаясь опустошением «всей гамбургской земли». Все эти восстания в конце концов заканчивались поражениями славян и ответными репрессиями немцев, что, безусловно, подталкивало ободритов к миграции.

С технической стороны массовое переселение не представляло сложности. Хорошо известно, что поморские славяне были отличными мореходами, они отличались большим искусством в построении судов и могли строить большие корабли, вмешавшие на свои палубы лошадей.

Таким образом, активное проникновение ободритов на Русь продолжалось два столетия – с середины X до середины XII в., когда сопротивление балтийских славян было окончательно сломлено, и на месте славянского Поморья возникло Бранденбургское маркграфство.
Впрочем, путь в Новгородскую землю поморские славяне проложили, по археологическим данным, еще со второй половины VIII в., когда активно включились в торговлю с Багдадским халифатом.

В настоящее время можно считать твердо установленным, что древнейшие мостовые Новгорода были проложены по территории трех родовых поселков-концов, по крайней мере один из которых населяли выходцы из славянского Поморья [Горюнова В.М. Проблемы происхождения западнославянской керамики в Приильменье // Новгород и Новгородская земля. История и археология (Материалы научной конференции. Новгород, 26–28 января 1994 г.). Выпуск 8. Новгород, 1994, с. 65–75; Смирнова Г.П. К вопросу о датировке древнейшего слоя Неревского раскопа Новгорода // Древняя Русь и славяне. М., 1978, с. 170; Янин В. Л., Алешковский М. Х. Происхождение Новгорода (к постановке проблемы)//История СССР. 1971. N2, с. 41]. Кончанская система Новгорода аналогична административно-территориальному устройству Щецина/Штеттина.

Стоит принять во внимание и любопытное свидетельство Титмара Мерзебургского о том, что «племенами, которые вместе называются лютичами, не управляет один отдельный властитель». Как тут не вспомнить неспособность населения Новгородской земли выдвинуть из своей земли «надплеменного» вождя…

Итак, летописное предание о Рюрике и «варягах-руси», вероятнее всего, зафиксировало полёт «вендского сокола» с южного берега Балтики на берега новгородского Ильменя. Не исключено, что само своё название Новгород получил «в противовес» ободритскому Старграду (ныне Ольденбург).

Весь этот комплексный материал позволяет сделать вывод о тесных связях древней Руси со славянским Поморьем, что, в свою очередь, проливает новый свет на политическую и культурную жизнь Новгородского Севера.

promo sergeytsvetkov april 10, 2015 09:35 154
Buy for 50 tokens
Итак, еще раз условия задачи. Это — сценка со знаменитой вазы Дуриса (V в. до н.э.), изображающая занятия в мусической школе. Один из взрослых мужчин — раб. Древние греки узнавали его по характерной детали. Так который из трёх, и главное, какая отличительная черта присуща рабам, по…

  • 1
Замечательно!

Спасибо. Тогда публикуйте у себя дубль, отправил)).

a я голову ломала, как перевести votivo. оказывается и переводить не надо :) слово такое есть.

Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся...)))

Интересно, а что говорят по этому поводу археологические находки в Скандинавии?

Наши потенциальные предки принесли с собой те элементы материальной культуры, которыми они пользовались у себя дома. Их-то и можно было бы попытаться откопать в Скандинавии или где-либо ещё. Проследить их дальнейшую эволюцию.

Кое-что об этом есть и в посте. Только не доходит до меня никак связь наших предков со Скандинавией. По мне, так никакой связи нет.

Вопросы постепенно решаются, и со временем все точки над i будут расставлены...

Это безусловно! ;)

Следов пребывания Рюрика не обнаружено ;)

Если он там был, то летописцы допустили совершенно возмутительное разгильдяйство:))

Дык, а причём тут летописцы? Про археологию же вроде речь :)

Я пошутил. Прошу прощения если что не так.

Я сразу так и понял, но, наверное, ответил излишне серьёзно :) В общем, полное взаимопонимание :))

Аристарх

(Anonymous)
Вы, уважаемый Сергей Эдуардович, конечно, правы, но «полицентрическая» теория А.Г. Кузьмина тоже имеет право на жизнь, поскольку без «полицентризма» сложно объяснить очень существенные противоречия в сведениях восточных авторов о руси. ПРОТИВОРЕЧИЯ эти бросаются в глаза:
1)
АЛ-ИСТАХPИ: «Их три группы (джинс). Одна группа их ближайшая к Булгару, и царь их сидит в городе, называемом Куйаба, и он (город) больше Булгара. И самая отдаленная из них группа, называемая ас-Славийя, и (третья) группа их, называемая ал-Арсания, и царь их сидит в Арсе… Что же касается Арсы, то неизвестно, чтобы кто-нибудь из чужеземцев достигал её, так как там они (жители) убивают всякого чужеземца, приходящего в их землю…»
ИБН-РУСТЕ: «…Гостям оказывают почет, и с чужеземцами, которые ищут их покровительства, обращаются хорошо, так же как и с теми, кто часто у них бывает, не позволяя никому из своих обижать или притеснять таких людей…»
2)
АЛ-ИСТАХPИ: «…И русы — народ, сжигающий своих мертвых...»
ИБН-ФАДЛАН: «...Мне не раз говорили, что они делают со своими главарями при [их] смерти дела, из которых самое меньшее — сожжение… А именно: если [это] бедный человек из их числа, то делают маленький корабль, кладут его в него и сжигают его. Что же касается богатого, то собирают то, что у него имеется, и делят это на три трети, причем [одна] треть — для его семьи, [одна] треть на то, чтобы на нее скроить для него одежды, и [одна] треть, чтобы на нее приготовить набиз, который они пьют до дня, когда его девушка убьет сама себя и будет сожжена вместе со своим господином…»
ИБН-МИСКАВЕЙХ: «…Когда умирал один из них, хоронили его, а вместе с ним его оружие, платье и орудия, и жену или кого-нибудь другого из женщин, и слугу его, если он любил его, согласно их обычаю. После того как дело русов погибло, потревожили мусульмане могилы их и извлекли оттуда мечи их…»
ИБН-РУСТЕ: «...Когда у них умирает кто-либо из знатных, ему выкапывают могилу в виде большого дома, кладут его туда, и вместе с ним кладут в ту же могилу его одежду и золотые браслеты, которые он носил. Затем опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец, в могилу кладут живую любимую жену покойника. После этого отверстие могилы закладывают, и жена умирает в заключении...»
Из приведенных отрывков видно, что у руси существовало два разных погребальных обряда, причем погребение вместе с живой женой – обряд явно не норманнский и не славянский. Ибн-Русте в «Дорогих ценностях» славянский погребальный обряд описывает так: «Когда умирает у них кто-либо, труп его сжигают. Женщины же, когда случится у них покойник, царапают себе ножом руки и лица. На другой день после сожжения покойника они идут на место, где это происходило, собирают пепел с того места и кладут его на холм. И по прошествии года после смерти покойника берут они бочонков двадцать больше или меньше меда, отправляются на тот холм, где собирается семья покойного, едят там и пьют, а затем расходятся. И если у покойника было три жены и одна из них утверждает, что она особенно любила его, то она приносит к его трупу два столба, их вбивают стоймя в землю, потом кладут третий столб поперек, привязывают посреди этой перекладины веревку, она становится па скамейку и конец (веревки) завязывает вокруг своей шеи. После того как она так сделает, скамью убирают из-под нее, и она остается повисшей, пока не задохнется и не умрет, после чего ее бросают в огонь, где она и сгорает».
Кроме того, в восточных источниках о руси есть и другие, менее значимые, но весьма интересные противоречия:
а)
ИБН-РУСТЕ: «…Мечи у них сулеймановы…»
ИБН-ФАДЛАН: «…Мечи их плоские, бороздчатые, франкские…»
б)
ИБН-ФАДЛАН: a) «...Они не носят ни курток, ни кафтанов, но у них мужчина носит кису, которой он охватывает один бок, причем одна из рук выходит из нее наружу…»
АЛ-ИСТАХPИ: «…и одежда их короткие куртки…»
в)
ИБН-ФАДЛАН: «...У них обязательно каждый день умывать свои лица и свои головы самой грязной водой, какая только бывает, и самой нечистой…»
ИБН-РУСТЕ: «…Они соблюдают чистоту своих одежд, их мужчины носят золотые браслеты…»

И все-таки, Сергей Эдуардович, есть ли доказательства того, что в IX веке ругии в норвежском Rogaland-e уже не жили? Ведь часть руси могла приплыть и из Норвегии. Сделайте небольшую уступку норманистам :)) Оппонентов надо щадить! :)))

Мне такие факты не известны. Насколько я знаю, проживание ругов в Ругаланне устанавливается только по сходству звучания. Ну, еще можно вспомнить Иордана, что руги жили в Скандзе.

Несмотря на это, Сергей Эдуардович, стоит обратить внимание на Ругаланн, дабы указать норманнистам на их слепоту: они искали в Скандинавии не тех и не там. Надо заметить, что Одд, которого они считают Вещим Олегом, родился и вырос в Ругаланне (между Экерзундом и Ставангером). Пусть Одд и не Олег, но этот персонаж каким-то образом связан с ругами. Было бы совсем не плохо, если б часть «нормальных историков» переключилась бы со Швеции на норвежский Ругаланн. Быть может небольшая «уступка» этим «упертым» позволила бы «отколоть» часть из них от их «монолита». Надо постепенно сдвинуть их с их позиции.

Им хочется, чтобы русь пришла из Скандинавии? Подсознание просит?! Пусть часть руси приплывет из Норвегии. :)) Без учета психологии оппонентов победа невозможна!

Кроме того приход части руси из Ругаланна лишает норманнистов «археологических аргументов» в пользу Швеции. Заметим, что «…руги упомянуты в «Круге земном» дважды и оба раза, - как местное население округа Рогаланд. В «Саге об Олаве Святом» говорится: «Торир говорит: — А кем тебе приходится Эрлинг? Асбьерн отвечает: — Моя мать ему сестра. Торир говорит: — Может быть, тогда я говорил опрометчиво, раз ты племянник конунга ругиев». И далее: «Эрлинг… сказал: — Вы, халогаландцы, меньше знаете о могуществе конунга, чем мы, руги». («Круг Земной». - М, 1980. CXVII). В «Саге о сыновьях Магнуса Голоногого» сказано: «-Иди как можно быстрее на берег и помоги Харальду, своему брату. Ругии хотят повесить его». («Круг Земной». - М, 1980. XXIX)». (Молчанова Анна Анатольевна. Балтийские славяне и Северо-Западная Русь в раннем средневековье : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.02 / Молчанова Анна Анатольевна; [Место защиты: Моск. пед. гос. ун-т]. - Москва, 2008. - 279 с. : ил. РГБ ОД, 61:08-7/120)

Пусть норманнисты считают, что руги – германский народ (потом можно опровергнуть), пусть они считают, что варяги=норманны (можно оставить опровержение на будущее), лишь бы они от «руотси-теории» отказались! Шаг за шагом можно было бы изменить ситуацию в исторической науке! Не следует пытаться решить несколько задач одновременно. Поэтапность необходима!

Думал об этом. Вы правы, но здесь требуется кропотливая работа.

Сергей Эдуардович, зачем Вы отказались от главного вывода А.Г. Кузьмина о тождестве varini и варягов??!

Потому что блестящий анализ А.Никитина термина "варяг" показывает его позднее и искусственное происхождение.

Упоминания ругов в норвежском Рогиланде - несопоставимы по количеству и древности с упоминаниями ругов на южной Балтике, и в центральной Европе - на Дунае!

Рогаланд в Норвегии, если как-то и связан с балтийскими ругами - то скорее это какая-то вторичная их зона, что-то типа колонии, или фактории - каковых в разных частях Европы было много. От Дуная до Киева, от нынешней Эстонии до Волги, от Новгорода до Карпат, от Болгарии, до Кавказа.

Edited at 2013-01-27 11:17 am (UTC)

Отличный текст!

Благодарю за высокую оценку. Особенно приятно слышать от знатока вопроса.

Да, я действительно интересуюсь вопросом, искренне и, что называется, на совесть! Поэтому меня всегда радуют дельные материалы на эту тему. Я только удивлён, что не видел этот текст до сих пор.

Кстати - я бы чуть чуть конкретизировал по поводу немецких областей, которые расположились на месте славянского Поморья. Бранденбургское маркграфство, конечно тоже расположилось на землях балтийских славян, но конкретно с Поморьем оно скорее соприкасалось, граничило. Бранденбург - занял южную часть земель лютичей, от Толензее, Ретры и до Бранибора-Бранденбурга, а также, частично, заодерские земли - "Новую Марку". Собственно же славянские земли располагавшиеся по морю - влились в немецкую империю в виде Гольштейна (запада ободритского королевства, который попал под власть саксонских феодалов), Мекленбурга (востока ободритского королевства и запада земель лютичей, которые управлялись потомками ободритских королей, а местная знать там была от местных же древних родов), княжества Рюген (сам остров, и прибрежные области лютичей, а также неких "хижан", хотя это, скорее, гипотетическое племя - управлялись также местной знатью), ну и, наконец, Померания и Померелия (восточная Померания) - которые также управлялись местными по происхождению герцогскими фамилиями. В состав Померании позже было включено и Рюгенское княжество, когда там пресеклась линия своих собственных князей, потомков рюгенских королей.

Спасибо за дельное примечание.

Про поклонение стреле

Доброго времени!

У меня нет ЖЖ, поэтому обращаюсь с Фейсбука!

Меня зовут Ярослав, я живу в Ростове-на-Дону, увлекаюсь геральдикой. Наибольший интерес вызывает так называемая Польская геральдика, по вполне понятной, я думаю, причине: в польских гербах сохранилось очень много знаков, эмблем и символов, являющихся общим достоянием славян.

К любительскому изучению истории Западного Славянства я только-только приступил, поэтому возник вопрос об источнике вот этой информации:

"Любопытной этнографической параллелью является также почитание железной стрелы населением Вятской губернии. В селе Гостеве близ Котельнича на реке Вятке такая древняя железная стрела хранилась в храме - ей приписывались целебные свойства; а в селе Волкове близ древнего города Вятки подобную стрелу носили вместе с иконами в крестном ходе. Подвески на иконах в виде стрелы встречались в церквах средневекового Новгорода. Почитание таких «святынь» нигде более на Руси не встречается. Но в балтийском Волине свято чтилось водруженное на особой колонне железное копье, которое считалось знамением победы".

Это очень интересный момент, так как стреловидных изображений на польских щитах огромное количество!

Кстати, вот здесь:
http://lujicajazz.narod.ru/index.html
- уважаемый swinow пишет о гербе Стрелова, что, возможно, стрела направлена против креста и, таким образом, может символизировать борьбу с насаждением христианства. Должен отметить, что с точки зрения правил геральдики - а их не наша, прости Г-ди, дума выдумывала, эти правила очень даже органично вытекали из воинской жизни - так вот, согласно оным правилам геральдики здесь стрела сопровождает крест. Можно даже это понять как стрела поддерживает крест. Впрочем, герб мог быть сильно модифицирован в XII-XIII веках уже нашими лепшими другами немцАми.
Если бы стрела поражала крест - крест был бы под стрелой изображён, я думаю.

Простите, что комментирую старую запись. Тому простая причина - ранее я упускал из виду такие темы, сейчас стараюсь наверстать.

С уважением,
Ярослав

Сделать уступку оппонентам-норманистам относительно норвежского происхождения Рюриковичей? Но такая "уступка" уже содержится в Иоакимовской летописи, если признавать ее авторитет. Там сказано, что у Рюрика было много жен, но любимой была урманская Ефанда (Сфанда), которая родила от него сына Игоря. ("Имел Рюрик неколико жен, но паче всех любляше Ефанду, дочерь князя урманского, и егда та роди сына Ингоря, даде ей обесчанный при море град с Ижарою в вено". Рюрик накануне кончины передал власть своему шурину Олегу, "князю урманскому". Братом матери (вуем Игоря)называет Олега и Раскольничья летопись. Если доверять этим сообщениям, получается, что Олег - норвежец, а Игорь - норвежец по матери.

Вендская миграция в Новгородскую землю

Пользователь rojnov сослался на вашу запись в своей записи «Вендская миграция в Новгородскую землю» в контексте: [...] Оригинал взят у в Вендская миграция в Новгородскую землю [...]

  • 1
?

Log in